ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Лидия КАРМАЗИНА


Лидия Кармазина, кандидат политических наук, доцент кафедры теоретической и прикладной политологии факультета международных отношений Казахского национального педагогического университета им. Абая (Алматы, Казахстан)


Политический плюрализм и многопартийность в современном мире рассматриваются не только как базовые принципы демократической организации общества, но и как обязательные условия демократии. В этой связи Казахстан, заявивший себя демократическим государством1, с первых лет своего развития реформирует политическую сферу, значительно активизировав ее трансформацию в последние годы.

Ретроспективный взгляд на развитие многопартийности в республике позволяет определить периоды институционализации ее партийной системы.

Первый этап (1985 г. — август 1990 г.) отмечен крушением государственной идеологии, легитимацией многопартийности и эйфорией людей в связи с предстоящими переменами. "Политика рассматривалась как процесс, в ходе которого на самом деле решались жизненно важные вопросы, и такая атмосфера спровоцировала общественные страсти и привлекла яркие характеры"2. Началось зарождение многочисленных общественных объединений, независимых от государства, со взглядами на общество и государство, отличавшимися от официальной линии. При этом преобладали организации, не преследующие политические цели, занимавшиеся общественными проблемами: экологическими, культурологическими, историческими — и предпринимавшие попытки влиять на властные структуры с целью разрешения этих проблем. К наиболее известным из них относились Международное антиядерное движение "Невада — Семипалатинск", созданное в феврале 1989 года, общество "Мемориал" (декабрь 1988 г.), "Адилет" (апрель 1989 г.) и "Қазақ тілі".

МАД "Невада — Семипалатинск", возглавляемое известным поэтом О. Сулейменовым, благодаря активности, проведению многотысячных митингов и других массовых акций добилось своей цели: в стране закрыли Семипалатинский полигон. Приобретенный опыт работы с гражданами позволил лидерам движения создать на его базе политическую организацию. Общества "Мемориал" и "Адилет" занимались изучением механизма репрессий сталинских времен, организацией помощи репрессированным в вопросе реабилитации, поиском мест массовых расстрелов и захоронений. Общество "Қазақ тілі" ставило своей задачей возрождение казахского языка, культуры и духовности, национально-культурные центры стремились к сохранению национальных культур народов, проживающих в Казахстане.

В 1989 году появляются первые политические структуры: общество "Форум", Комитет "Желтоксан", Казахстанский общественный комитет по правам человека.

Всего на 1 марта 1990 года в республике насчитывалось свыше 100 зарегистрированных и незарегистрированных общественных организаций, в подавляющем большинстве носивших характер клубных объединений3.

В марте 1990 года была отменена статья 6 Конституции СССР о руководящей роли Коммунистической партии, что положило начало трансформации однопартийной системы в многопартийную. В республике создавались первые политические партии, ставшие по сути протопартиями: Партия национальной свободы "Алаш" (ПНС "Алаш", апрель 1990 г.), Социал-демократическая партия Казахстана (СДПК, май 1990 г.), Национально-демократическая партия "Желтоксан" (НДП "Желтоксан", май 1990 г.), Гражданское движение Казахстана "Азат" (ГДК "Азат", июль 1990 г.). Их основные программные цели фокусировались на решении этнических вопросов. МАД "Невада — Семипалатинск" и движение "Арал-Балхаш" основное внимание уделяли экологическим проблемам.

В целом объединения того периода были немногочисленны, малоизвестны и слабо поддерживались гражданами в силу консервативности мышления людей. Особенности формирующейся многопартийной системы на этом этапе заключались, с одной стороны, в поддержке общественно-экономических реформ, проводимых в СССР, с другой — в лояльности существующему режиму. Радикальность политических объединений проявлялась лишь в оценке проводимых изменений и критике политического руководства.

Осенью 1990 года процесс развития многопартийности в республике вышел на следующий этап (сентябрь 1990 — март 1995 гг.). Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР, принятая 25 октября 1990 года, провозгласила в республике идеологическое и политическое многообразие, что способствовало развитию политического плюрализма4. Впоследствии это было закреплено законом "Об общественных объединениях в Казахской ССР" (июнь 1991 г.) и Конституцией Республики Казахстан 1993 года5.

Этот этап отмечен рядом характерных черт.

  • Во-первых, возникли официально зарегистрированные политические партии: Социалистическая партия Казахстана (СПК, сентябрь 1991 г.), Республиканская партия Казахстана (РПК, сентябрь 1991 г.), Партия Народный конгресс Казахстана (ПНКК, октябрь 1991 г.), Коммунистическая партия Казахстана (КПК, октябрь 1991 г.), Партия народного единства Казахстана (ПНЕК, февраль 1993 г.), Народно-кооперативная партия Казахстана (НКПК, декабрь 1994 г.), Партия возрождения Казахстана (ПВК, январь 1995 г.).

  • Во-вторых, наряду с партиями — носителями общественно-политического мышления — активно выступали и общественно-политические движения: ГДК "Азат", Межнациональное движение "Единство" (МД "Единство", август 1990 г.), Движение социальной правовой защиты пенсионеров "Поколение" (ДСПЗП "Поколение", ноябрь 1992 г.), Республиканское движение "Союз "Народное единство Казахстана" (СНЕК, февраль 1993 г.), Республиканское общественное славянское движение "Лад" (РОСД "Лад", март 1993 г.), Рабочее движение Казахстана "Солидарность" (сентябрь 1994 г.).

  • В-третьих, в политическом секторе действовали и незарегистрированные структуры: Социал-демократическая партия Казахстана (СДПК, май 1990 г.), ПНС "Алаш", НДП "Желтоксан", Партия Демократического прогресса Казахстана (ДПК, ноябрь 1991 г.), Партия социальной справедливости и экологического возрождения "Табигат" (ПССЭВ "Табигат", май 1993 г.) и др.

  • В-четвертых, общественно-политические объединения того периода уже характеризовались размежеванием по идеологической направленности: социалистические (СПК), либерально-демократические (ПНКК, ПНЕК, НКПК) национально-демократические (РПК, ПВК), коммунистические (КПК).

    Особая черта — активная деятельность партий и движений демократическо-националистического толка, возникших на волне возрождения национального сознания казахов (ПНС "Алаш", НДП "Желтоксан", РПК, ПВК) и сопровождавшего этот процесс роста антироссийских настроений (МД "Единство", РОСД "Лад"). Эти объединения пропагандировали идеи национальной государственности, выдвигали на первый план этнические ценности. Такие устремления приобрели значительную электоральную поддержку на фоне борьбы за придание казахскому языку статуса государственного, принятия и реализации Декларации о государственном суверенитете Казахстана, закона "О государственной независимости Республики Казахстан", Конституции Республики Казахстан 1993 года, а также сохранения территориальной целостности и предупреждения регионального сепаратизма.

    Часть национальной политической элиты, а также некоторые представители казахской интеллигенции, считавшие себя ущемленными в советское время, стремились с помощью этих партий и движений завоевать ведущие позиции в политике и экономике республики. Некоренные жители, прежде всего русские, создавали их для защиты своих гражданских и социальных прав6.

  • В-пятых, период отмечен структурированием политической оппозиции по отношению к политике президента и правительства. Оппозиционное крыло составили СПК, КПК, ПНКК, НДП "Желтоксан", ГДК "Азат", РОСД "Лад", ДСПЗП "Поколение" и др. Более того, имела место первая попытка объединения оппозиции в Координационный совет общественных движений "Республика".

  • В-шестых, в марте 1994 года политические партии и общественные объединения получили первый опыт участия в выборах депутатов законодательного органа — Верховного совета Республики Казахстан XIII созыва.

  • В-седьмых, стихийно возникший "снизу" в конце 1980-х годов процесс зарождения многочисленных общественных объединений стал контролироваться "сверху", то есть властными структурами. Как отметил в 1996 году президент страны Н. Назарбаев, "существенным своеобразием становления партийной системы в Казахстане является ее формирование "сверху"7.

  • В-восьмых, именно в тот период было положено начало национальному диалогу между гражданским обществом и властью. Его основой стало инициированное ПНКК создание в феврале 1993 года Консультативного совета политических партий и общественных объединений, в который вошли более 10 известных тогда политических партий и движений разной идеологической ориентации.

Эта структура работала в течение года, на ее заседаниях рассматривались актуальные проблемы текущей жизни, по которым были необходимы согласованные действия. Результатом деятельности КС стала подготовка совместных альтернативных предложений по вопросам о невыполнении государственных обязательств относительно выплат денежных средств населению и мер социальной защиты, о практических мерах по усилению влияния на законодательный процесс, содействие заключению Генерального трехстороннего соглашения об основах сотрудничества между правительством, Федерацией профсоюзов и Союзом промышленников и предпринимателей республики.

Несмотря на то что государственная власть прямого участия в диалоге не принимала, ограничившись сторонним наблюдением (за исключением подписания Генерального трехстороннего соглашения), опыт работы Консультативного совета позволил президенту страны Н. Назарбаеву в марте 1994 года выступить с предложением заключить Договор общественного согласия, в котором с учетом реалий посттоталитарного общества с низкой политической культурой, закреплялись бы согласованные всеми участниками политического процесса (прежде всего политическими партиями) принципы и положения, обеспечивающие в первую очередь стабильность и гражданский мир в Казахстане. И хотя эта идея не была воплощена в жизнь на национальном уровне, она получила поддержку у ряда политических организаций, и в некоторых регионах страны такой документ был подписан8.

В целом, с сентября 1990 года по март 1995-го трансформация общественно-политических организаций в партии и собственно процесс образования новых партий носили номинальный характер, так как не обеспечивались широкой социальной и электоральной базой, а их популярность зависела от личной активности лидеров. На этом этапе политические партии продолжали являть собой некие протопартийные структуры, не имевшие законодательного обеспечения своей деятельности и практически не влиявшие на политические процессы в стране. Отмечались их слабая политическая конкурентоспособность, сосредоточение их деятельности в Центре, отсутствие региональных подразделений.

Главные "маркеры" третьего этапа институционализации многопартийности в Казахстане (апрель 1995 — сентябрь 1998 гг.) — развитие политических партий в условиях авторитарной демократии, формирование правовой базы многопартийности: конституционное закрепление идеологического и политического многообразия в стране (1995), принятие законов "Об общественных объединениях" (май 1996 г.) и "О политических партиях" (июль 1996 г.)9.

На этом этапе продолжают действовать все зарегистрированные партии, но появляются и новые: Демократическая партия Казахстана (ДПК, июль 1995 г.) и Республиканская политическая партия труда (РППТ, сентябрь 1995 г.). Кроме того, функционировали незарегистрированные партийные структуры, получили известность новые общественно-политические движения: оппозиционное — Гражданское движение "Азамат" (ГД "Азамат", осень 1995 г.) и провластное — Либеральное движение Казахстана (ЛДК, апрель 1997 г.).

В декабре 1995 года политические партии участвовали в выборах депутатов парламента страны. И хотя наряду с ними право выдвижения имели и другие общественные организации, что размывало статус партий, последние сумели закрепить начальный опыт самостоятельного участия в избирательной кампании, который они получили в 1994 году.

В 1996 году наметилась тенденция к политическому консенсусу политических партий с государственной властью, согласительному процессу, формированию механизма общественных консультаций между субъектами политической системы, нацеленности внутренней политики государства на реализацию его национально-государственных интересов посредством демократизации общества и сотрудничества с политическими организациями10.

Дальнейшее развитие национального диалога в стране продолжило Добровольное совещательно-консультативное объединение "Народный союз в поддержку реформ" (СКО), работавшее в 1998 году в режиме цикла "круглых столов", в которых участвовали 18 политических организаций. Этот процесс шел по линии объединения провластных партий, доминировавших в СКО, в то время как параллельно продолжались попытки структурировать оппозиционные силы, консолидировавшиеся в рамках Народного фронта Казахстана (НФК).

Отметим, что на третьем этапе окончательно утвердился институт многопартийности, трансформировавшийся в привычный атрибут жизни. Политические партии все чаще заявляют о своих взглядах и оказывают некоторое влияние на политические процессы в стране. Осознается вторичность этнической проблематики, наметился отход от популистской демократии. Идут процессы активного внутрипартийного строительства, развития партийной территориальной сети, совершенствования программной базы.

В то же время партийные структуры организационно еще очень слабы и неустойчивы. Имеет место плюрализм без межпартийной борьбы. Не созданы действенные правовые механизмы влияния партий на общество. Многие партии не обладают реальной политической поддержкой населения. В итоге к концу периода в развитии партий наблюдается стагнация. Отчасти это было обусловлено тем, что действовавшая в тот период мажоритарная система выборов без партийных списков исключала непосредственное участие партий в предвыборной борьбе, что замедляло формирование сильных политических партий.

С наступлением четвертого этапа (сентябрь 1998 — июнь 2002 гг.) процесс становления и развития политических партий вошел в качественно новую фазу.

В Послании народу Казахстана (сентябрь 1998 г.) президент продекларировал государственный курс развития страны на демократизацию и политическую либерализацию. Одним из направлений этого курса стало усиление роли партий в политической системе11.

Последовавшие в октябре того же года изменения в Конституции страны, а в мае 1999-го — в Избирательном законе предусматривали новую избирательную систему смешанного типа12. Наряду с выборами по округам вводились выборы по партийным спискам, для чего в Мажилисе парламента появились дополнительно 10 мест. Такое совершенствование избирательной системы дало партиям возможность соперничать на выборах в декабре 1999 года не только косвенно — борясь за своих кандидатов по избирательным округам, но и непосредственно — выдвигая партийные списки по единому общенациональному округу. В результате на этих выборах впервые отмечалась межпартийная борьба.

Реакцией на введенное новшество явилось создание плеяды новых политических партий различной идеологической направленности: Гражданская партия Казахстана (ГПК, ноябрь 1998 г.), Республиканская народная партия Казахстана (РНПК, декабрь 1998 г.), Аграрная партия Казахстана (АПК, январь 1999 г.), Республиканская политическая партия "Отан" (РПП "Отан", январь 1999 г.), Демократическая партия Казахстана "Азамат" (ДПК "Азамат", март 1999 г.), Демократическая партия женщин Казахстана (ДПЖК, июнь 1999 г.), Крестьянская социал-демократическая партия "Ауыл" (КСДП "Ауыл", январь 2000 г.), Партия патриотов Казахстана (ППК, июль 2000 г.), Демократическая партия Казахстана "Ак жол" (ДПК "Ак жол", март 2002 г.).

Как показывает политическая история республики, наиболее знаменательной, системообразующей для Казахстана оказалась реструктуризация пропрезидентских сил и создание на базе Республиканского общественного штаба в поддержку кандидата в президенты РК Н. Назарбаева партии "Отан", в которую объединились ПНЕК, ДПК, ЛДК и движение "За Казахстан-2030". Это было продиктовано необходимостью исключить возможное на выборах "размывание" голосов между партиями пропрезидентского лагеря, что не позволило бы им преодолеть 7%-й барьер пропорциональной системы выборов.

Хотя "Отан" появилась в условиях явной конкуренции, когда политический спектр изобиловал партиями разных ориентаций, она уже на старте своей деятельности имела явные преимущества перед политическими противниками.

Прежде всего в статусе Общественного штаба в поддержку президента Н. Назарбаева на выборах она приобрела (в Центре и на местах) опыт политической работы, ведения агитации и пропаганды на новом уровне развития гражданского общества, а также определенный имидж своего кандидата в глазах электората, большинство которого впоследствии поддержало "Отан" на выборах в парламент.

Кроме того, организационная и кадровая сеть штаба, созданная по всей республике вплоть до городов и районов, стала основой формирования структуры новой партии и значительно ускорила эту рутинную работу.

Важным было и то, что партия изначально получила значительную ресурсную поддержку: организационную, кадровую, интеллектуальную. Ее источником были, с одной стороны, уже зарекомендовавшие себя в политической системе ПНЕК, ДПК и ЛДК, объединившиеся с РПП "Отан", с другой — административный ресурс, которым обладала партия как в Центре, так и на местах.

И, наконец, непосредственная заинтересованность президента страны в создании данной партии, что обернулось прямой ее поддержкой, когда президент стал членом и председателем "Отан". Здесь следует отметить, что до того, то есть с 1991 года, Н. Назарбаев не отдавал особого предпочтения ни одной из действовавших в стране политических структур.

Все это позволило причислить РПП "Отан" к разряду элитарных политических организаций с серьезным будущим.

Как и следовало ожидать, предвыборные действия властных структур по консолидации своих политических сил увенчались успехом: провластные партии стали лидерами избирательной кампании среди 10 политических партий, выдвинувших партийные списки, и завоевали большинство мест в нижней палате парламента (Мажилисе) как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Так, по партийным спискам они получили абсолютное большинство мест (8 из 10): РПП "Отан" — 4, ГКП — 2, АПК — 2. Оппозиции же (в лице КПК) досталось лишь 2 мандата.

Однако осенью 2001 года в политической сфере произошло событие, показавшее неоднозначность процессов в самой власти. Ряд ведущих бизнесменов республики, депутатов парламента, деятелей культуры и представителей независимых СМИ инициировали создание общественно-политического движения "Демократический выбор Казахстана" (ДВК). В декларации ДВК говорилось, что Казахстан провозгласил себя демократическим государством, но вместе с тем он остается государством с централизованной властью. При этом замораживание демократических процессов, по мнению учредителей движения, может привести (и приводит) к накоплению противоречий в общественной жизни страны и к росту социальной напряженности, что наиболее опасно для развития государственности и укрепления экономики республики. В связи с этим ДВК выступает за децентрализацию государственной власти, расширение прав и полномочий ее представительных органов, введение выборности местной исполнительной власти, создание справедливой и независимой судебной системы, восстановление Конституционного суда, создание независимой от исполнительной власти системы избирательных комиссий, либерализацию СМИ и т.д.

По сути, ДВК изложило взгляды оппозиции, которая в лице Форума демократических сил Казахстана поддержала требования движения, хотя и заявила, что будет сотрудничать с ним при условии, если оно подтвердит свою декларацию на деле. Однако сами инициаторы создания ДВК не считали себя оппозиционерами. Более того, они подчеркнули свою полную поддержку политического курса, проводимого президентом страны Н. Назарбаевым, выражали готовность помочь главе государства увидеть реальное положение дел в республике и принять надлежащие меры для выхода из критической ситуации.

На самом деле рождение ДВК — следствие обострения борьбы между группами правящей элиты за влияние на главу государства и за ключевые позиции в госаппарате, бизнесе и массмедиа13. Именно поэтому о своем участии в движении открыто заявили отдельные госчиновники, занимавшие видные посты в системе власти и управления. На тот момент это казалось беспрецедентным фактом, поскольку не согласовывалось с руководством, потому и было расценено как вызов действующей системе отношений в сфере государственной власти и управления. В связи с этим премьер-министр республики К. Токаев обвинил организаторов ДВК в клевете, попытке оказать давление на президента, правительство и парламент для претворения в жизнь своих интересов, а также в бездеятельности на своих рабочих постах, дестабилизации политической ситуации в стране, и на основании этого обратился с предложением к президенту освободить от занимаемых должностей госслужащих, участвовавших в создании ДВК.

Глава государства освободил ряд чиновников от занимаемых должностей, но без отрицательных формулировок и критики в их адрес, а также выразил некоторое сожаление по поводу случившегося и надежду на то, что эти люди останутся в его команде. Ответом на это стал раскол в рядах ДВК уже в марте 2002 года, когда часть организаторов движения учредила умеренно оппозиционную партию "Ак жол". ДВК же, поддержанный политическим противниками главы государства, перешел в радикальную позицию.

Таким образом, на четвертом этапе политические партии становятся самостоятельным влиятельным демократическим институтом, с которым считаются и на который опираются властные структуры. Свое отношение к партиям изменили и казахстанцы. Их дистанцированность от политических структур сменилась дифференциацией по партийным предпочтениям. В результате политические партии получили реальную социальную базу поддержки.

В новом составе парламента возникли партийные фракции. В ходе пятилетней работы политические партии накопили ценный опыт фракционной деятельности в высшем законодательном органе страны.

Пятый этап развития партийной системы начался в июне 2002-го и продолжался до 2005 года. Он характеризуется укрупнением политических партий, уходом с политической арены незарегистрированных структур, повышением политического веса действующих, появлением более сильных оппозиционных партийных организаций, ослаблением влияния на политическую жизнь общественно-политических движений, дальнейшей институционализацией диалога политических партий и власти.

Всему этому в значительной степени способствовал новый закон "О политических партиях", принятый летом 2002 года и повлекший за собой их перерегистрацию14.

Необходимое для этого количество подписей (50 тыс. членов) не смогли набрать ряд "диванных" партий и таким образом они прекратили свое существование (РНПК, ПВК, ДПЖК, "Азамат", "Алаш", ПНКК). РППТ и НКПК предпочли войти в "Отан", что и произошло в ноябре 2002-го. В целом из 19 официально действовавших на 1 июля 2002 года политических партий перерегистрацию прошли лишь 7: РПП "Отан", ГПК, ДПК "Ак жол", АПК, КПК, ППК и КСДП "Ауыл".

Кроме того, этот этап ознаменован появлением новых политических структур. На базе ПВК, не прошедшей перерегистрацию, была создана партия "Руханият" (апрель 2003 г.). В ноябре 2003-го возникла Республиканская партия "Асар" (РП "Асар"). На основе ДВК оппозиция сформировала Народную партию "Демократический выбор Казахстана" (НП ДВК, февраль 2004 г.). Весной 2004 года оформилась Демократическая партия Казахстана "Адилет" (ДПК "Адилет"). В результате раскола Коммунистической партии появилась Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК, июнь 2004 г.). А раскол партии ДПК "Ак жол" повлек за собой создание Демократической партии Казахстана "Настоящий "Ак жол" (апрель 2005 г.).

Наряду с этим усилилась оппозиция. В нее вошли известные в стране харизматические лидеры, являющиеся продуктом новых экономических и политических отношений. Они имели конкретные взгляды и программы относительно дальнейшего развития страны и своими действиями существенно корректировали ее официальный курс. А резкие заявления руководителей НП ДВК в адрес властей послужили основанием для запрета партии Алматинским городским судом (январь 2005 г.).

Такие изменения в партийном секторе привели к гораздо более утонченной и оживленной политической борьбе на выборах в маслихаты (2003 г.) и в Мажилис (2004 г.). Партии впервые использовали политические технологии, характерные для избирательных кампаний развитых стран.

Кардинально изменяется взаимодействие государственной власти с общественно-политическими структурами. Отмечается дальнейшая институционализация национального диалога в форме постоянно действующего совещания (ПДС) политических сил с участием власти. Совещание активно действовало в 2003 году. В его состав вошли представители политических партий, депутаты парламента и другие общественно-политические деятели. Оппозиция проигнорировала работу в совещании, сославшись на тезис о неучастии в национальном диалоге лично главы государства. Но даже при таком раскладе его роль в развитии диалога власти и общества трудно переоценить. Рассмотренный на заседаниях ПДС круг вопросов — добротный аналитический материал для государственных структур в определении дальнейшей линии на демократизацию.

Осенью 2004 года на базе ПДС была создана Национальная комиссия по вопросам демократизации и гражданского общества при Президенте Республики Казахстан (НКВД), в результате чего статус диалога поднялся (эта комиссия работала в 2004—2005 гг.). Состав НКВД был значительно расширен, участники строго структурированы по рабочим группам, занимавшимся подготовкой насущных вопросов, касающихся общества, решения выходили на уровень государственных. В работе этой комиссии принимали участие и оппозиционные силы.

Наконец, изменился характер деятельности самих партий. Наиболее крупные из них — "Отан", "Асар", "Ак жол" соперничали не только в электоральный период. Они вели постоянную работу, прежде всего в парламенте, а также на местах, чему способствовала жесткая партийная структура, разветвленная вплоть до аулов и сел.

Реальные достижения партийного развития показали прошедшие в 2005 году президентские выборы. Партии сумели продемонстрировать открытую общественную деятельность, высокую мобилизационную активность в отношении электората, разнообразный арсенал агитационной работы, новые подходы к освещению своей деятельности в СМИ, активное освоение информационного пространства Интернета.

Следует отметить большую подготовленность (по сравнению с предыдущим периодом) к президентским выборам 2005 года оппозиционных партий. Об этом свидетельствуют их консолидация и попытка выдвинуть единого кандидата. Хотя в целом оппозиция не смогла даже сохранить электоральные результаты, которые она получила на парламентских выборах 2004 года.

Вторая половина 2006 года ознаменовалась переструктурализацией политических сил. Явным лидером в этом плане выступала РПП "Отан". Уверенная победа партии на выборах в Мажилис в 2004 году и ее лидера Н. Назарбаева на президентских выборах в 2005-м, а также постоянная поддержка и внимание к партии главы государства способствовали росту ее авторитета в глазах казахстанцев, осознанию ими роли партий в политической системе государства.

4 июля 2006 года "Отан" и "Асар" создали единую политическую партию (под эгидой "Отан"). Начавшееся укрупнение пропрезидентского блока продолжилось в ноябре — декабре, когда к партии "Отан" присоединились Гражданская и Аграрная партии, а сама РПП "Отан" была переименована в Народно-демократическую партию "Нур Отан". В результате общая численность обновленной партии приблизилась к 1 млн чел., что сделало ее настоящим партийным гигантом: такой массовой партии за всю историю независимого Казахстана еще не было. На конец 2006 года ее рейтинг превысил 60%, это самый высокий показатель среди партий страны15.

Инициатором данного процесса выступила власть. В частности, президент республики Н. Назарбаев на IX съезде партии "Отан", позднее и на VII съезде Гражданской партии подчеркнул необходимость создания общенациональной партии, обладающей стратегическим видением развития страны. Такой партии, которая имеет поддержку масс, мощные организационные и интеллектуальные ресурсы, что соответствует стратегическим задачам, стоящим перед Казахстаном, успешному претворению в жизнь национальной идеи — стратегии его вхождения в число 50 конкурентоспособных стран мира16.

Заместитель руководителя администрации президента М. Ашимбаев отмечал: "Пришло время понятия "партия власти" и "правящая партия" наполнить конструктивным содержанием. Партия "Отан" выиграла выборы в Мажилис, Сенат, маслихаты. И в нашем конкретном случае необходимо объединенную партию "Нур Отан" сделать реальной партией власти. И не только реальной, но и эффективной. Партия власти должна активно участвовать в формировании правительства. Должна активно разъяснять политику, проводимую руководством страны, обеспечивать общественную поддержку правительственным начинаниям, отстаивать линию власти перед оппозицией, обеспечивать обратную связь с населением и т.д. То есть проводить целенаправленную идеологическую и разъяснительную работу. Это соответствует общепринятым в мире подходам. И партия, ее члены, ее аппарат должны быть соответствующим образом подготовлены"17.

Что касается объединения именно тех политических партий, которые сделали этот шаг, то оно вполне предсказуемо, закономерно и логично. Программные установки четырех партий были во многом схожи. Лидером для них всех был президент страны, поэтому их электорат пересекался. Кроме того, на президентских выборах 2005 года эти партии составили коалицию, которая поддержала Н. Назарбаева. Все эти составляющие, по мнению руководителей партий, являли закономерную основу для слияния, которое должно способствовать созданию в РК современного партийного рельефа — эффективного и конкурентоспособного.

Усилия власти по конструированию единой массовой, ответственной, поддерживаемой большинством населения и обладающей всеми необходимыми ресурсами партии позволили сделать вывод, что формирование зрелой и развитой партийной системы стало на том этапе ключевым звеном политического процесса и в стране формируется многопартийная система с доминирующей партией. В этом отношении происходили позитивные сдвиги, четко прослеживалась важная тенденция: минимизация партийной системы и формирование крупных партий, рельефно выражающих интересы основных социальных групп.

Вопрос о том, какая партийная система нужна Казахстану, исследователи активно обсуждали с 1999 года, когда появился такой перспективный актор, как РПП "Отан". Предполагалось, что события могут развиваться по одному из сценариев: партийная система с доминирующей партией "Отан", многопартийная система с коалиционным правительством, двухпартийная система или двухблоковая партийная система18.

Создание того или иного типа партийной системы в каждой конкретной стране во многом зависит от типа избирательной системы государства, который определяет количество партий, их численность, специфику формирования коалиций, представительство в парламенте и т.д. Именно это отражает закономерность, сформулированная М. Дюверже, согласно которой пропорциональное представительство способствует мультипартийности, а мажоритарная избирательная система с голосованием в один тур порождает тенденцию к двухпартийности19.

Введение в октябре 1998 года выборов 10 депутатов парламента по партийным спискам (наряду с существовавшей мажоритарной системой) способствовало активизации структурирования общества по политическим интересам и возникновению шести новых политических партий. А тенденция возникновения новых партийных структур прослеживается до сегодняшнего времени. Таким образом, казалось бы, в республике должна сформироваться многопартийная система, при которой действует коалиционное правительство. Однако это было невозможно, так как отсутствовала законодательная норма формирования правительства политическими партиями, прошедшими в парламент. Кроме того, создание "Нур Отан", как отмечалось, привело к ее доминированию в парламенте. А это контуры иного типа партийной системы — с доминирующей партией (полуторапартийной), в соответствии с которой долгие годы, несмотря на наличие основных демократических процедур и множества партий, одна партия регулярно побеждает на выборах и доминирует во властных структурах. О возможности прихода Казахстана к такому типу партийной системы говорил и президент страны, ссылаясь на опыт Швеции, Японии, Малайзии, Сингапура, Индии, Мексики20.

Однако тенденция движения республики в направлении создания партийной системы с доминирующей партией вызвала волну критики со стороны оппозиционных партий и ряда исследователей.

Одни считали, что реформа партийной системы свелась к созданию суперпартии "Нур Отан", которая по методу работы и членству в ней чиновников более похожа на Компартию КазССР, нежели на демократическую партию, созданную для парламентской работы21.

Другие предполагали, что в свете происходящего оттеснения "неконструктивной" оппозиции на периферию политической жизни консолидация партии власти может привести либо к утрате интереса граждан к политике вообще, либо к социальному взрыву. Долгое время ситуацию с карманными партиями удавалось удерживать под контролем именно за счет их функционального дробления. Теперь с учетом масштабов вырисовывающейся партии ситуация может измениться в достаточно короткие сроки22.

Третьи были уверены, что любая попытка создать какую-либо партийно-политическую систему потерпит неудачу, потому что во многом этот процесс должен проходить естественно. Попытки моделирования системы — двухпартийной, трехпартийной — могут натолкнуться на то, что общество их не примет23.

Четвертые не исключали создания двухпартийной системы по модели, действующей в США24.

Пятые доказывали, что исходя из того, что главной характерной чертой любой партийной системы является не просто количественная совокупность партий, а качественное их взаимодействие друг с другом и с властью, возможное лишь при создании равных условий для всех политических игроков, чего в настоящее время в Казахстане нет, разговоры о наличии многопартийной или двухпартийной системы в стране не более чем переливание из пустого в порожнее25.

Но все же были и сторонники мнения, что Казахстан тяготеет скорее к созданию полуторапартийной системы, которую можно сформировать на основе одной доминирующей партии, претендующей занять от половины до двух третей мест в парламенте (на это и рассчитывала в то время в первую очередь "Нур Отан"). А все остальные партии собирают треть мандатов, и они или вступают в коалицию с доминирующей партией, или остаются оппонентами, не имея шансов прийти к власти26.

По мнению автора этих строк, тип партийной системы мог определиться только по итогам изменения законодательства страны. Слияние политических партий само по себе еще не означало создания правящей партии, так как правящей является партия, завоевавшая на выборах большинство мест в парламенте, сформировавшая правительство или получившая большинство министерских портфелей и непосредственно участвующая в выработке стратегии развития и в государственном управлении, реализуя свою партийную программу.

"Нур Отан" действительно имела на тот момент абсолютное большинство в парламенте, многие министры были ее членами. Но по действующему в то время законодательству правительство формировалось не из кандидатов, предлагаемых партией большинства, а президентом по предложению премьер-министра.

Изменить такое положение предложила Государственная комиссия по разработке и конкретизации программы демократических реформ при президенте РК (ГКВД), созданная в 2006 году и ставшая правопреемницей НКВД в организации национального диалога. Кстати, его окончательная институционализация и вхождение в завершающую фазу — отличительная черта пятого этапа развития многопартийности в стране. Личное участие в работе ГКВД президента республики Н. Назарбаева подняло диалоговую площадку на самый высокий уровень общенациональной полемики, придав ей статус государственной важности.

В период 2006 года и начала 2007-го состоялось шесть заседаний комиссии, в рамках которых среди прочих вопросов активно обсуждали проблемы дальнейшего развития партийного сектора страны, повышения роли партий в ее политической системе. На заключительном, шестом заседании президент Н. Назарбаев, в частности, отметил: "Пришло время рассмотреть вопрос о том, что премьер-министр должен получить поддержку партии парламентского большинства, прежде чем занять свой пост. Это — мировая практика, на которую мы также должны ориентироваться"27. Итогом работы комиссии стали практические предложения по основным направлениям политической модернизации страны.

Пятый этап институционализации партийного дизайна знаменателен и возникновением других партийных структур. Наряду с объединением партий пропрезидентского крыла на этом поле осенью 2006 года возникли правоцентристская партия "Атамекен" и две оппозиционные: Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) и Народная партия "Алга" (НП "Алга")28. Однако официальную регистрацию в Министерстве юстиции получила только ОСДП.

В 2007 году начался шестой этап партстроительства. Точкой его отсчета стала вторая конституционная реформа (май того же года). Изменения в Конституцию страны явились результатом реализации (с 2005 г.) Общенациональной программы политических реформ. Подготовленные в ее рамках конкретные предложения по дальнейшей модернизации политической сферы легли в основу законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан", который принял парламент. Поправки в Конституцию изменили статус и усилили роль политических партий. В частности, был осуществлен переход на выборы депутатов Мажилиса (нижней палаты парламента) по пропорциональной системе. В этих целях количество депутатов в Мажилисе увеличили с 77 до 107, из которых 98 избирают по партийным спискам.

Согласно пропорциональной системе выборов формируется партийный парламент, что влечет за собой вопросы партийной дисциплины при голосовании. Это вызывает определенные трудности, если депутаты обладают свободными мандатами. Поэтому из Конституции исключили норму о том, что депутат парламента не связан каким-либо императивным мандатом. Кроме того, данная норма предполагает и лишение мажилисмена депутатского мандата при его выходе или исключении из политической партии, от которой он избран, или ликвидации этой партии.

Из Конституции также изъяли норму о том, что на период своих полномочий президент приостанавливает деятельность в политической партии. Таким образом, должность главы государства стала партийной.

Новая конституционная норма о том, что президент назначает премьер-министра только после консультаций с фракциями политических партий и с согласия большинства депутатов Мажилиса, поставила точку в вопросе о предоставлении партиям права формировать правительство. Теперь к партийному сектору РК применимо понятие "партия власти", а политические партии отвечают классической роли этого института в странах развитых демократий. Премьер-министр представляет партию парламентского большинства, и правительство должно проводить программу победившей на выборах партии или коалиции. Это повысило роль политических партий в формировании правительства и ответственность партии парламентского большинства за его формирование и дальнейшие действия.

Кроме того, введение нормы о том, что на заседаниях фракций будут обсуждать кандидатуру премьер-министра, создало правовую основу для повышения роли партийных фракций в парламенте. Этому же способствует и норма об отмене свободного мандата депутата: она позволяла фракциям определять, как голосовать депутатам на заседании палаты.

Исключение нормы о запрете на государственное финансирование общественных объединений также поставило партийное законодательство страны в один ряд с законодательствами развитых государств, где подобная практика действует уже несколько десятилетий. С января 2008 года деятельность политических партий частично финансируется из республиканского бюджета.

Принятие поправок в Конституцию повлекло за собой роспуск парламента и проведение 18 августа 2007 года досрочных выборов в законодательную ветвь власти.

В этих выборах участвовали семь политических партий, представивших свои партийные списки: "Нур Отан" (выдвинула по списку 125 чел.), ОСДП (80), "Ак жол" (98), КНПК (20), "Ауыл" (33), ППК (11) и "Руханият" (9). Выборы бойкотировала КПК, мотивировав свой отказ тем, что коммунисты выступают против пропорциональной системы выборов, дескать "кандидат в партийном списке, как кот в мешке, народ не знает его". "Адилет" участвовала в выборах под брендом "Ак жол", объединившись с ней накануне выборов. Аналогичную конструкцию создали "Настоящий Ак жол" и ОСДП. Назвать эти объединения предвыборными блоками невозможно в связи с тем, что изменения, внесенные 19 июня 2007 года в закон "О выборах в Республике Казахстан", лишили политические партии права формировать избирательные коалиции29, хотя партии объединялись еще весной 2007 года именно для того, чтобы выступить на выборах единым блоком. Они также планировали после выборов сформировать на базе этих коалиций объединенные политические партии, но, как показало время, после 18 августа каждая партия продолжает действовать самостоятельно. Поэтому, исходя из буквы закона, ни "Адилет", ни "Настоящий Ак жол" в выборах не участвовали.

По итогам голосования (при явке избирателей, превысившей 68%) "Нур Отан" набрала 88,41% голосов. Остальные голоса распределились следующим образом: ОСДП — 4,62%, "Ак жол" — 3,09%, "Ауыл" — 1,51%, КНПК — 1,29%, ППК — 0,78%, "Руханият" — 0,37%. Иными словами, кроме "Нур Отан", ни одна партия не смогла перешагнуть 7%-й барьер.

Итоги выборов в условиях нового партийного законодательства действительно обозначили контуры партийной системы с доминирующей партией, которой стала "Нур Отан". К тому же эти выборы кардинально отличались от всех предыдущих по условиям проведения и по полученным результатам. Введение пропорциональной электоральной формулы позволило партии власти "Нур Отан" занять 100% мест в законодательном органе. На первый взгляд это противоречит самой сущности выборов по партийным спискам, предоставляющим политическим партиям большую, нежели при мажоритарной системе, возможность делегировать своих представителей в парламент30. Однако здесь следует учитывать институциональный и политический контекст, сложившийся на момент введения пропорциональной системы31.

Официальное обоснование выборов депутатов Мажилиса парламента исключительно по пропорциональной системе базировалось, во-первых, на необходимости повысить шансы оппозиции и малых партий быть представленными в законодательном органе страны, обеспечить справедливость представительства в условиях полиэтнического и многоконфессионального государства, коим является Казахстан. Во-вторых, республика вводила механизм формирования партийного правительства, и важно, чтобы в этом процессе участвовали ведущие политические партии. К официальной позиции следует также добавить, что смена электоральной формулы со смешанной на пропорциональную осложняет проявления авторитаризма, который ныне имеет место в РК, что предполагает ее дальнейшее продвижение к демократии. Именно этими мотивами объясняется расширяющаяся общемировая тенденция перехода стран на пропорциональную систему выборов.

Действительно, официальная версия как классическая схема практически без сбоев работает в государствах с парламентской формой правления. Однако сочетание сильного президенциализма с пропорциональными правилами не столь широко представлено в мировой политической практике32, следовательно, не может служить безоговорочным подтверждением преимуществ, которые имеет пропорциональная электоральная формула.

Более того, введение системы пропорционального избрания депутатов нижней палаты в условиях сильной системы президенциализма таит в себе определенные опасности, связанные с отношениями между исполнительной и законодательной ветвями власти. Несовпадение партийной принадлежности президента и парламентского большинства отмечено вероятностью высокой конфликтогенности власти, а их совпадение способно привести к доминированию исполнительной власти над законодательной. Как отмечают Н.В. Анохина и Е.Ю. Мелешкина, "вторая угроза может сложиться при существовании правил и практик, способствующих доминированию одной политической силы". Однако, с другой стороны, если эта угроза равно как и доминирование одной партии, находятся в поле интересов власти, последняя вполне может культивировать их с помощью параметров электоральной конкуренции33.

Основные параметры избирательных систем — способ перевода полученных голосов в депутатские мандаты (электоральная формула), количество распределяемых в округе мандатов (величина округа), процент голосов, который необходимо набрать кандидату, чтобы получить место в парламенте (порог представительства) и структура бюллетеня34. При этом недостатки электоральной формулы в условиях сильной президентской республики власть может усиливать при помощи величины округа и порога представительства.

Учитывая последнее, можно предположить, что на самом деле власти Казахстана пошли на изменение типа избирательной системы не только и не столько в целях укрепления многопартийности и справедливого представительства, а для того, чтобы развить наметившиеся контуры партийной системы с доминирующей партией и укрепить ее позиции. Для обоснования этого тезиса можно привести следующие аргументы.

По мнению американских исследователей Р. Таагеперы и М. Шугарта, величина округа оказывает наибольшее влияние на пропорциональность: системы с величиной от одного до пяти относятся к сильным, так как оказывают давление на избирателей, создавая стимулы для развития крупных партий и сокращения фрагментации партийного поля35. Пропорциональная система в Казахстане применяется в границах единого общенационального округа. Сегодня только "Нур Отан" можно считать массовой политической организацией, имеющей свои подразделения в разных административно-территориальных единицах, включая и самые мелкие. Следовательно, использование сильного округа, несомненно, будет благодатно для провластной партии.

Единый общенациональный округ — крупный округ, величина которого делает невозможным применить систему открытых партийных списков, когда избиратель может проголосовать не только за список политической партии, но и за конкретных кандидатов из разных списков, что, безусловно, повышает шансы партий на голоса. Следовательно, использование в этом случае закрытых списков также способствует усилению позиций доминирующей партии, что имеет место в Казахстане.

Успех партии власти повышается и за счет проигрыша других партий, не преодолевших установленный барьер. Логично, что его высота, если она не оказывается пороговой и для доминирующей партии, будет эффективным сдерживающим механизмом возрастания плюрализма парламента. В Казахстане предусмотрен 7%-й порог представительства. Но, как следует из результатов выборов, даже 5% не составили бы "Нур Отан" конкуренции в избранном составе парламента.

Наряду с указанными параметрами избирательных систем — величина округа и порог представительства — в РК используют дополнительные возможности электоральной конкуренции для укрепления позиций властной партии. В частности, введение нормы о возможном формировании коалиционного правительства победившими политическими партиями делает опасным для доминирующей партии коалиционирование ее противников на выборах. В этом случае, несмотря на пропорциональную систему, возможности которой существенно ограничивают желание партий вступать в предвыборные блоки, так как их "самостоятельное выступление на выборах не наносит им никакого урона"36, партии не видят иной возможности противостоять доминированию, как объединяться в альянсы. С учетом этого и упразднена норма закона "О выборах в Республике Казахстан" о праве политических партий формировать избирательные коалиции.

Все эти "невидимые" и неоглашаемые возможности пропорциональной системы в совокупности, конечно с харизмой Н. Назарбаева, возглавляющего "Нур Отан", слабостью оппозиционных партий, а также использованием административного ресурса и привели к абсолютной представленности в Мажилисе парламента провластной партии и поражению оппозиции. Думается, что в условиях таких же характеристик "Нур Отан" обеспечена сверхпредставленность в законодательном органе и в следующем электоральном цикле.

Таким образом, сочетание сильного президенциализма с вариациями пропорциональной системы выборов, выражающееся в том, что это сочетание ведет либо к неразрешимым противостояниям ветвей власти, либо к концентрации власти в руках одного политического актора, в РК представлена вторым вариантом. Иными словами, введение в мае 2007 года пропорционального представительства в нижней палате парламента было использовано как способ снижения издержек при формировании партийной системы с доминирующей партией "Нур Отан", а в конечном счете в целях укрепления авторитарной власти президента Н. Назарбаева, являющегося председателем данной партии.

Резюмируя изложенное, следует сказать, что официально действующие сегодня в партийном секторе 10 политических партий (КПК, "Ауыл", ППК, "Нур Отан", "Ак жол", "Руханият", "Адилет", КНПК, "Настоящий "Ак жол" и ОСДП) в целом представляют устойчивый политический институт государства, неотъемлемый атрибут общественной жизни, являются одним из важных факторов модернизации политической системы страны, нашли свою социально-политическую нишу в психологии и сознании части казахстанцев.

В республике реализуется модель партийной системы с доминирующей партией, хорошо зарекомендовавшая себя в ряде активно модернизирующихся стран Азии и Латинской Америки. Создана доминирующая партия "Нур Отан", которая со временем по замыслу руководства РК должна стать каркасом всей партийно-политической системы, основным регулятором всех сложностей и противоречий, существующих и прогнозируемых на обозримые сроки развития казахстанского общества.

В то же время в условиях формирующейся полуторапартийной системы, созданной на основе доминирующей "Нур Отан" и ее абсолютной представленности в нижней палате парламента, партии слабо влияют на политические процессы. Кроме того, некоторые партии (КПК, "Ауыл", ППК, "Руханият", "Адилет", КНПК) демонстрируют искусственность их создания и деятельности, отсутствие широкой поддержки казахстанцев, конкурентоспособных программ развития страны.

Несмотря на глубину изменений роли партий в стране, конституционная реформа 2007 года практически не сказалась на партийном климате республики, развернув свой законодательный потенциал лишь для партии власти.


1 См.: Конституция Республики Казахстан. Алматы: ТОО "Баспа", 1998. С. 3. к тексту
2 Ертысбаев Е.К. Голосовали за программу Назарбаева. Послесловие к выборам. Предварительные заметки // Казахстанская правда, 19 января 1999. к тексту
3 См.: Дьяченко С., Кармазина Л., Сейдуманов С. Политические партии Казахстана, 2000 год (справочник). Алматы, 2000. С. 289. к тексту
4 См.: Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР // Казахстанская правда, 28 октября 1990. к тексту
5 См.: Закон "Об общественных объединениях в Казахской ССР" // Отд. изд. Алматы, 1991; Конституция Республики Казахстан. Официальное издание. Алматы, 1993. к тексту
6 См.: Бабак В. Казахстан: формирование многопартийной системы // Центральная Азия и Кавказ, 2005, № 2 (38). к тексту
7 См.: Назарбаев Н.А. На пороге XXI века. Алматы, 1996. С. 170. к тексту
8 См.: Дьяченко С.А., Кармазина Л.И., Сейдуманов С.Т. Указ. соч. к тексту
9 См.: Закон "Об общественных объединениях" // Вечерний Алматы, 31 мая 1996; закон "О политических партиях". Официальное издание. Алматы, 1996. к тексту
10 См.: Дьяченко С.А. Партогенез в Казахстане: состояние, проблемы, перспективы. Алматы: КИСИ, 1997. к тексту
11 См.: Назарбаев Н.А. Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана. О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики: демократизация общества. Экономическая и политическая реформа в новом столетии // Казахстанская правда, 1 октября 1998, № 184. к тексту
12 См.: Конституционный закон республики Казахстан "О выборах в Республике Казахстан" (с изменениями и дополнениями). Алматы: ТОО "Баспа", 1998. к тексту
13 См.: Чеботарев А.Е. Создание "Демократического выбора Казахстана" 18 ноября 2001 [www.kub.kz/home.php], архив. к тексту
14 См.: Закон "О политических партиях". Официальное издание. Алматы, 2002. к тексту
15 См.: Караваев П. Маулен Ашимбаев: Нам нужна действенная партия власти // Литер, 29 декабря 2006. к тексту
16 См.: Назарбаев Н.А. Выступление на IX съезде Республиканской политической партии "Отан" 7 июля 2006 [www.akorda.kz]. Официальный сайт президента Республики Казахстан; Он же. Выступление на VII съезде Гражданской партии Казахстана 10 ноября 2006 [www.akorda.kz]. Официальный сайт президента Республики Казахстан. к тексту
17 См.: Караваев П. Указ. соч. к тексту
18 См.: Чеботарев А.Е., Исмаилова С. Партийное строительство в Казахстане продолжается // XXI век, 11 марта 1999. к тексту
19 См.: Муштук О.З. Политология: Учебное пособие. М.: Маркет ДС, 2006. С. 373—374. к тексту
20 См.: Назарбаев Н.А. Выступление на IX съезде Республиканской политической партии "Отан" 7 июля 2006. к тексту
21 См.: Асимов Ф. "Пиар" в оценке достижений независимого Казахстана за 15 лет. 20 февраля 2007 [www. kub.kz]. к тексту
22 См.: Бабаев М. Зачем объединять партию власти после выборов? // Российские вести, 23 октября 2006. к тексту
23 См.: Чен Л., Радионов В. Партий будет две или больше? Реально ли создать в Казахстане двухпартийную систему по образцу Соединенных Штатов? Мнение экспертов. 9 февраля 2007 [www. kub.kz]. к тексту
24 См.; Там же. к тексту
25 См.: Дырдина Г. Досым Сатпаев: Консерваторов и "ястребов" вокруг президентского уха больше, чем либералов и сторонников "политического диалога" // Республика, 9 февраля 2007. к тексту
26 См.: Чен Л., Радионов В. Указ. соч. к тексту
27 Выступление Н.А.Назарбаева на VI заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ 19 февраля 2007 [www.akorda.kz]. Официальный сайт президента Республики Казахстан. к тексту
28 См.: Создана новая партия "Алга" [www.npdvk.kz]; Туякбай возглавил "Общенациональную социал-демократическую партию", а Кожахметов — очередную "Алгу" [www.svobodanews.ru]. к тексту
29 См.: Конституционный закон "О выборах в Республике Казахстан" [http://election.kz/portal/page?_pageid= 73,48269&_dad=portal&_schema=PORTAL]. к тексту
30 См.: Дюверже М. Политические партии / Пер. с франц. Изд. 3-е. М.: Академический проект; Королев; Парадигма, 2005. С. 300—301. к тексту
31 См.: Анохина Н.В., Мелешкина Е.Ю. Пропорциональная избирательная система и опасности президенциализма: российский случай // Полис, 2007, № 5. С. 8. к тексту
32 См.: Там же. к тексту
33 См.: Там же. С. 2. к тексту
34 См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис, 1997, № 3; Lijphart A. Electoral Systems and Party Systems. A Study of Twenty-seven Democracies 1945—1990. Oxford, 1994. к тексту
35 См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Указ. соч. к тексту
36 См.: Дюверже М. Указ. соч. С. 311. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама - Advertorial UP - ВВЕРХ E-MAIL