АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА В ЗЕРКАЛЕ ПОЛИЭТНИЧНОСТИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРОГНОЗ, РЕКОМЕНДАЦИИ

Рауф ГУСЕЙНОВ


Рауф Гусейнов, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института археологии и этнографии АН Азербайджана.


Пролог

С началом "перестройки" в союзных республиках СССР обозначилось ярко выраженное стремление освободиться из-под опеки "старшего брата" — русских и Москвы. Наиболее остро стремление к независимости стало проявляться с 1986 года — сказалось влияние советского диссидентского движения и массированные атаки зарубежных средств массовой информации. После развала СССР в 1991 году опека "старшего брата" была ликвидирована. На первый план стали выступать до сих пор скрытые взаимные исторические этнотерриториальные и культурно-идеологические претензии бывших союзных и автономных республик. Эти претензии приняли столь изощренные и порой нецивилизованные формы, что привлекли внимание мировой общественности, стали предметом обсуждений и дискуссий на различных научных и политических форумах, вплоть до трибуны ООН.

В связи с этим стоит напомнить, что после Второй мировой войны в мире произошло более 200 региональных конфликтов и локальных (малых) войн, в которых погибло свыше 30 млн. человек, преимущественно гражданских лиц, в том числе дети, женщины и старики. Наиболее опасными стали очаги напряженности в полиэтничных зонах, к которым относится и постсоветское пространство. Здесь насчитывается примерно 180 критических очагов, а самые непредсказуемые из них находятся на Кавказе. Этот регион испытал на себе геноцид и этнические чистки, массовые депортации и вынужденную миграцию населения, прямую военную агрессию и аннексию чужих территорий, иностранное вмешательство и грабежи, гибель местных жителей и резкое падение уровня жизни. Здесь знают, что такое терроризм и диверсии, торговля оружием, наркотиками и людьми. Ситуацию обостряет борьба великих держав и крупных соседних государств за влияние и собственные интересы на Кавказе.

В свое время У. Черчилль назвал Балканы "мягким подбрюшьем Европы". Сегодня Балканы стали "пороховой бочкой". Кавказ на южных рубежах России во многом соответствует этому определению. Сходство объясняется многими причинами, среди которых такие, как принадлежность Балкан и Кавказа к многонациональным и взрывоопасным очагам политической, социальной, конфессиональной, экономической межэтнической напряженности.

Кавказ принадлежит к регионам мира, которые издревле известны как полиэтничные зоны. Только коренных этносов здесь насчитывается более 50. Многообразие природных ресурсов, флоры и фауны, военно-стратегическое положение региона всегда привлекали к себе мировые империи. Кавказ интересует великие державы тем, что находится на перекрестке международных артерий Европы и Азии, служит "золотым мостом" между Западом и Востоком, Севером и Югом, являлся в прошлом одним из важнейших участков Великого шелкового пути, а ныне он — связующее звено и прямой путь в Азиатско-Тихоокеанский регион, которому прочат большое будущее

С этих позиций понятно внимание к Азербайджану, по территории которого проходят самые значительные и удобные транспортные артерии Кавказа, где имеются "редкие" товары, до сих пор пользующиеся повышенным спросом на мировом рынке: нефть и шелк-сырец, цветные металлы и хлопок, шафран, рыба осетровых пород и черная икра.

В прошлые времена Кавказ целиком или частично входил в состав мировых империй: Мидийской и Ахеменидской, Парфянской и Сасанидской, Арабского халифата, Сельджукской и Монгольской, Сефевидской, Иранской и Османской. Последней по времени в этом ряду оказалась Россия, в составе которой Кавказ находился почти 400 лет. Он составлял особое Кавказское наместничество, включавшее несколько губерний, военных округов и казачьих областей. Когда их создавали, то не учитывали этноконфессиональные реалии и территориальное расселение коренного населения, в результате чего единый народ порой оказывался разделен административными границами на несколько частей. Так произошло с азербайджанцами и понтийскими греками, осетинами и татами, горскими евреями и лезгинами, новоассирийцами, курдами и талышами.

Тем самым под этнотерриториальную ситуацию на Кавказе уже тогда была заложена мина замедленного действия. После развала Российской империи в 1917 году в регионе появились независимые государства: Горская Республика — на Северном Кавказе, Азербайджанская Демократическая Республика, Республика Грузия и Республика Армения — на Южном. Одновременно между Азербайджаном, Арменией и Грузией начались взаимные территориальные претензии, что отражено даже на официальных географических картах. Вскоре Армения с помощью оружия присоединила к себе часть Грузии и Азербайджана. Это оказалось возможным по нескольким причинам: не стало сдерживающей и регулирующей российской власти, которая силовыми и иными методами гасила взаимные территориальные страсти и притязания; подстрекаемые местными общественными и политическими, в том числе национал-шовинистскими организациями, и почувствовавшие вкус "независимости", чтобы не сказать вседозволенности, новые государства Южного Кавказа, в первую очередь Армения, ринулись в бой за возврат своих "исконных" земель. Именно Армения оказалась застрельщиком, начав в 1919 году войну с соседями. В итоге погибло 30% жителей Южного Кавказа, а Азербайджан лишился части своей исторической территории. Вследствие этого Нахичеваньская автономная республика Азербайджана до сих пор отсечена от остальной части страны "Мегринским коридором". Эта агрессия стала первой широкомасштабной войной Армении против суверенного соседа.

Межэтническая ситуация в рамках СССР

В 1920—1922 годах, после установления советской власти и "национального размежевания" под эгидой и давлением советско-коммунистической системы, на Кавказе наступило относительное затишье. Суверенные государства были ликвидированы, на их месте появились "самостоятельные" Азербайджанская, Армянская, Грузинская, Абхазская республики, а в составе советской России — автономные Горская и Дагестанская республики. В 1922 году республики Южного Кавказа "добровольно" вошли в состав СССР. Но этнотерриториальные проблемы региона остались нерешенными.

Таким образом, джинна взаимных этнотерриториальных претензий вновь загнали в кувшин. По решению КПСС и советского правительства границы между республиками, считавшиеся теперь "государственными", но в действительности остававшиеся административными, проходили там же, где и во времена Российской империи. Иными словами, часовой механизм мины замедленного действия продолжал тикать, время от времени напоминая о себе вспышками локальных этнотерриториальных споров между Арменией и Азербайджаном. Но партийно-советская Система удерживала ситуацию под контролем. Однако она осложнялась и усугублялась по мере развития "теневой экономики" и бюрократической чиновной буржуазии, мафии и тенденций этнического сепаратизма. Свою негативную лепту в проблему внесла "перестройка" в СССР, ибо на союзном, региональном и республиканском уровнях по-прежнему не было программ национального строительства. Немало вреда нанесли и попытки решить этнотерриториальные проблемы директивными указаниями или с помощью карательно-репрессивных органов — нивелировки, а порой прямого притеснения титульной нацией этнических меньшинств, не имевших автономии и возможностей для самовыражения и сохранения самобытности.

В Азербайджане отрицательное значение имели: сепаратистские проявления армянских неформальных организаций — "Карабах", которая действовала на территории Армении, и "Крунк" — в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана; активность радикального крыла "международного" Лезгинского неформального общества "Садвал", базирующегося в соседнем Дагестане; растущее зарубежное влияние на этнотерриториальные коллизии через масс-медиа и политических деятелей, старавшихся вбить клин между титульной нацией и этническими меньшинствами республики. Ощутимое влияние на ситуацию оказали социально-экономические, общественно-политические и культурно-идеологические негативы. В довершение всего в 1991 году не стало СССР, а значит, исчезли сдерживающие факторы.

Таким образом, республики Южного Кавказа второй раз в XX веке обрели независимость и вновь принялись выяснять, кому какая территория принадлежит. В этих взаимных претензиях застрельщиком опять выступила Армения. Аналогичные споры не обошли стороной и Северный Кавказ, где национально-территориальное размежевание до сего дня оставляет желать лучшего. Картину усугубили события 1943—1944 годов, когда были депортированы некоторые коренные народы, обвиненные в "пособничестве фашистам", а их земли распределили между оставшимися автономиями. Карательные акции были направлены против чеченцев и ингушей, калмыков и части осетин, балкарцев и карачаевцев, черкесов и ряда других национальностей. Хотя после 1956 года они получили возможность вернуться на свою историческую родину, до сих пор нет их полной территориальной реабилитации, что дало о себе знать вскоре же после распада СССР. То же самое произошло с турками-ахыска. В 1944 году их депортировали из Грузии, и до сих пор они не могут вернуться на свою исконную землю.

Межэтническая ситуация после распада СССР

На Кавказе ныне имеется несколько пар этносов-антагонистов: грузино-абхазская, грузино-турецкая (ахыска), грузино-югоосетинская, грузино-аджарская; армяно-азербайджанская, армяно-грузинская, нагорнокарабахско-азербайджанская; лезгино-азербайджанская, лезгино-московская; ингушско-североосетинская; чечено-дагестанская, чечено-московская; внутридагестанская. Взаимоотношения между парами-антагонистами имеют различные формы: от мирных до немирных, от локальных столкновений до малых войн. В ряду этих пар две непосредственно касаются Азербайджана: лезгино-азербайджанская и армяно-азербайджанская, частью последней стала нагорнокарабахско-азербайджанская. Противоречия между ними вроде бы локальные, но они выходят за пределы Азербайджана и даже Кавказа, приобретая в известном смысле международный характер. Лезгино-азербайджанское противостояние затрагивает также интересы Российской Федерации, ибо радикальное крыло "Садвала" заявило о необходимости создать "Лезгинскую свободную экономическую зону" с последующей ее трансформацией в "Лезгинское государство". Эту идею поддерживают и некоторые российские деятели, с подачи которых муссируется оригинальный, не известный где-либо в мире проект этнической свободной экономической зоны, создаваемой за счет сопредельных, заселенных в основном лезгинами территорий двух суверенных государств — России и Азербайджана. В недалеком прошлом лезгино-азербайджанский конфликт порой приводил к прямому столкновению лезгин Азербайджана с местной администрацией.

Однако эти этнотерриториальные коллизии несравнимы с конфликтом, который развязала и постоянно раздувает против Азербайджана Армения, использующая в качестве "аргумента" проблему Нагорного Карабаха. Этот конфликт, если взглянуть на него в контексте других кавказских этнотерриториальных коллизий, не является чем-то исключительным, из ряда вон выходящим. Однако для Азербайджана, подвергшегося в 1988—1994 годах прямой армянской агрессии, в нынешней непростой социально-экономической и политической ситуации он достаточно сложен и привел к ряду негативных последствий.

В этом конфликте события поначалу носили "мирный" и скрытый характер: армянская сторона накапливала силы и средства, вела информационно-идеологическую подготовку. Затем в Нагорном Карабахе начались прямые столкновения. В фазе вооруженных стычек с помощью масс-медиа к конфликту подключились некоторые советские и зарубежные деятели и организации. Проблему стали обсуждать советские и партийные органы. В 1988 году началась и до 1994 года продолжалась фаза открытой армянской агрессии. Она стала второй широкомасштабной войной Армении против соседнего суверенного государства и сопровождалась аннексией азербайджанской территории, геноцидом и полной депортацией азербайджанцев, созданием "зоны пустыни". Под эгидой и при прямом участии Армении появилась марионеточная "Нагорно-Карабахская Республика" (НКР). Таким образом, на азербайджанской земле создано армянское государство, которое, как и сама Армения, ныне является моноэтничным: здесь остались только армяне.

Действия Армении и ее сателлита НКР против Азербайджана поддерживают армянские диаспоры, а также радикальные политики и общественные деятели России, Ирана, Великобритании, Франции и США.

В 1994 году, после завершения военных действий, армяно-азербайджанский конфликт перешел в фазу "ожидания". Одновременно продолжается информационная война и вялая деятельность Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, перемежаемая встречами президентов Армении и Азербайджана, иногда — с участием России. Но пока не видно ощутимых результатов по восстановлению прежнего статус-кво. Захваченные силой оружия азербайджанские земли остаются под армянской оккупацией; изгнанные с них азербайджанцы по-прежнему живут в лагерях беженцев; человеческий и материальный ущерб Азербайджана негативно сказывается на состоянии страны, подвергшейся неспровоцированной агрессии. Скорее всего, возврат захваченных районов Азербайджана затянется на долгие годы. Об этом свидетельствует исторический опыт: там, где имели место этноконфессиональные и этнотерриториальные конфликты, восстановление статус-кво, как правило, затягивалось на десятилетия. Что же касается возвращения Азербайджану территории НКР, то ситуация здесь еще более проблематичная, если не сказать — необратимая.

В Азербайджане тлеют еще несколько мелких этнотерриториальных конфликтных очагов. Но они не столь существенны, так как носят узко локальный характер и не пользуются заметной поддержкой со стороны. Возможно, определенного внимания заслуживает "курдский очаг", огонь в котором поддерживает та же Армения. Так, она инициирует создание за счет сопредельных армянских и азербайджанских земель, населенных в основном курдами, "Курдской автономии". Периодически появляются карты с обозначением зоны такой "автономии". Смысл затеи в том, чтобы вбить клин между курдами и Азербайджаном, а если подобная "автономия" будет создана, то прибрать ее к "армянским рукам", как в случае с НКР.

В связи с курдской проблемой отмечу, что аннексированные Арменией в 1988—1994 годы азербайджанские земли на заре советской власти в основном составляли Курдистанский уезд Азербайджана. Это современные Лачинский, Кельбаджарский, Зангеланский, Кубатлинский и часть Джебраильского районов. На этих землях Армения и инициирует создание "Курдской автономии", прибавив "свои" земли, откуда Арменией же курды были изгнаны в конце 1980-х годов. Это приведет, во-первых, к потере Азербайджаном еще части своей территории; во-вторых, отдаст это образование под протекторат Армении; в-третьих, Армения, НКР и "Курдская автономия" превратятся в сплошную полосу-пространство "армянской" территории на Южном Кавказе за счет Азербайджана.

Для полноты картины добавлю, что аварцев и цахуров, обосновавшихся в Закатальской зоне Азербайджана в XVII веке, "подогревают" их национальные общества из Дагестана, в котором никогда не хватало земли для местных крестьян. Поэтому в прошлые времена они уходили в соседние области, в том числе в Закатальский военный округ. Теперь же аварцев и цахуров, живущих в Азербайджане более 300 лет, призывают к территориальному воссоединению с Дагестаном.

Что касается "талышской проблемы", она пока что находится на эмбриональном уровне. Однако талыши ощущают поддержку соседнего Ирана, на сопредельной территории которого проживает большая часть этого этнического меньшинства. Не исключено, что эти действия вызваны беспокойством Исламской Республики Иран за Южный Азербайджан, основная масса населения которого — те же азербайджанцы, что и в Северном Азербайджане. А идея реставрировать единое Азербайджанское государство, как это было в прошлом, витает в воздухе на протяжении всего XX века. Между прочим, талыши Азербайджанской Республики — единственное этническое меньшинство, для которого открыт в Ленкорани государственный университет.

Ингилоев, живущих в Закатальской зоне, исподволь "обрабатывает" Грузия, объявившая, что они — "часть грузин". В Закатальскую зону часто наведываются эмиссары, приглашающие ингилоев на учебу в Грузию, проявляют активность миссионеры грузинской православной и римско-католической церквей. Горские евреи Азербайджана предпочитают эмигрировать, преимущественно в Израиль.

Наиболее лояльным этническим меньшинством Азербайджана являются турки-ахыска Грузии. Большинство из них нашли приют на азербайджанской земле, однако некоторые эмигрируют в Турцию.

Фактор межэтнических коллизий в Азербайджане

На протяжении последних 15 лет Азербайджан — территория с самыми горячими и напряженными очагами этнотерриториальных конфликтов на Кавказе. Причины этого неоднозначны, их можно разделить на две группы: внутренние и внешние. Внутренние факторы — главные и по своим последствиям наиболее опасные. Коллизии между титульной нацией — азербайджанцами и этническими меньшинствами связаны с дискриминацией и ущемлением прав и свобод этих меньшинств, с отстранением их представителей от государственных структур и экономических рычагов, с "теневой экономикой", бюрократией; мафией и сепаратистскими выпадами. Впрочем, аналогичный фон характерен для внутриэтнических и межэтнических коллизий на всем постсоветском пространстве, нечто подобное известно из истории других многонациональных государств.

Среди внутренних факторов, инициировавших рост межэтнической напряженности, отметим закон о языке, принятый Милли Меджлисом (Национальным собранием) Азербайджана в декабре 1992 года: азербайджанский язык был переименован в "тюркский", хотя определение "тюркский" относится в науке ко всем языкам тюркской семьи. Автоматически азербайджанцы стали "турками". При этом закон не делал различия в понимании весьма щепетильного и уязвимого аспекта, является ли "азербайджанец" этнически таковым или под этим термином следует подразумевать всех жителей Азербайджана. Имеется в виду важное и принципиальное обстоятельство, характерное для других субъектов бывшего СССР, да и вообще для многонациональных государств: представители этнических меньшинств предпочитали относить себя к титульной нации. То же самое произошло в Азербайджане, где часть талышей и горских евреев, лезгин и татов, курдов при переписях населения считались "азербайджанцами".

Однако закон о языке послужил для этнических меньшинств толчком для того, чтобы вспомнить о своем этническом прошлом. Одновременно выплеснулось наружу подспудное недовольство своей не всегда равноправной жизнью в Азербайджане, а также тем, что отныне титульная нация стала "турками"; были претензии и к тогдашнему руководству страны.

В этом, скорее всего, одна из важнейших внутренних причин того, почему в полную силу не сработал появившийся несколько ранее, в сентябре 1992 года, президентский указ "О защите прав и свобод, государственной поддержке развития языков и культур национальных меньшинств, малочисленных народов и этнических групп, проживающих в Азербайджанской Республике". Великолепный по содержанию и заложенным в нем идеям, этот документ оказался перечеркнутым законом о языке, хотя, по сути, он должен был подготовить этнические меньшинства и общественное мнение к официальному изменению названия азербайджанского языка, а значит, и его носителей, в том числе представителей этнических меньшинств, заявивших себя "азербайджанцами".

Но произошел сбой, вызванный, во-первых, поспешностью принятия закона о языке; во-вторых, недостаточной проработкой самого закона; в-третьих, неготовностью этнических меньшинств, да и самих азербайджанцев, к его восприятию. К тому же в памяти носителей языка глубоко запечатлелся исторический факт: еще при шахе Азербайджана Исмаиле I Cефевиде именно азербайджанский язык, а не просто тюркский, был объявлен государственным.

В связи с этим напомню, что много лет назад в Азербайджанской Республике было объявлено о переходе с кириллицы на латиницу. Но этот непростой процесс шел медленно, поэтапно, и по сей день параллельно употребляются как кириллица, так и латиница. Население исподволь приобщают к новациям алфавита. То же самое следовало сделать, изменяя название языка азербайджанцев, — постепенно и разъясняя необходимость подобной метаморфозы. Но народ Азербайджана оказался расколот на отдельные этнические общины. Каждая из них, чтобы не утратить своего места и лица в этнической мозаике, занялась поиском собственной ниши в "стране пребывания". Именно так — "страной пребывания" — можно назвать место, где они теперь почувствовали себя инородным телом.

Это произошло потому, что, во-первых, указ президента об этнических меньшинствах, правильный по своему духу и букве, до сих пор полностью не реализован. Во-вторых, национальные меньшинства "вдруг вспомнили" о своих языках и собственном прошлом, которое у каждого из них индивидуально и неповторимо. В-третьих, что весьма важно подчеркнуть, именно теперь вступили в действие внешние факторы. Например, спровоцированное извне недовольство этнических меньшинств своим социальным, экономическим, политическим, культурно-идеологическим, правовым и структурным положением.

Дали о себе знать и другие внешние факторы. Среди них — борьба великих держав и крупных соседних государств за Кавказ, в том числе за Азербайджан.

Обеспечение культурной автономии этнических меньшинств Азербайджана

Азербайджан — этническая территория и историческая родина азербайджанцев, которые, как любой народ, уникальны и неповторимы. У них изначально есть собственная территория, материальная и духовная культура, этническое самосознание и государственность, историческая память и менталитет, свое прошлое, настоящее и будущее. На определенном отрезке многовековой истории ислам стал доминирующей религией азербайджанцев, так же как и современный азербайджанский язык, принадлежащий к тюркской языковой группе. Азербайджанцы — самый крупный коренной этнос Кавказа и второй по численности тюркоязычный народ в мире. Еще один фактор — общая с азербайджанцами земля этносов, появившихся здесь в разные периоды истории. Все вместе они составляют народ Азербайджана.

До раздела между Российской и Иранской империями (первая треть XIX в.) Азербайджан и азербайджанцы были единой страной и этносом. Но с тех пор прошло много времени, и сейчас есть две страны и две части одного народа, который живет по разные стороны государственной границы и развивается по различным социально-экономическим, общественно-политическим и культурно-идеологическим моделям. Северный Азербайджан, включенный в Российскую империю и известный как Русский или Кавказский, впоследствии вошел в СССР, а ныне является независимой Азербайджанской Республикой. Южный, или Персидский, Иранский Азербайджан находится в Исламской Республике Иран.

Полиэтничность Азербайджана имеет исторические корни. Во-первых, часть тех, кто не считает себя азербайджанцами, являются потомками племен, искони живших в стране: удины и хиналуги, ингилои и будуги, крызы и лезгины (в древности — леги). Во-вторых, это те, кто появились в Азербайджане в результате демографических (миграционных) процессов или переселенческой политики древних колониальных империй: горские евреи и новоассирийцы, персы и таты, курды и понтийские греки. В-третьих, это русские и армяне, немцы и другие индоевропейцы, заселенные в Северный Азербайджан Российской империей.

Реальность и успех государственной национальной политики во многом зависит от того, насколько полно удается довести до каждого этнического меньшинства непреложную истину: если налицо дискриминация кого-либо из них, значит, подобная участь уготована и самой титульной нации. Следует подчеркнуть, что против негативов в сфере национальной политики в нашей стране направлены основополагающие документы. Так, 18 октября 1991 года принят конституционный акт "О государственной независимости Азербайджанской Республики". В 1992 году появился президентский указ о защите этнических меньшинств, в связи с чем в аппарате президента создан департамент национальной политики. Аналогичная структура появилась в Милли Меджлисе; в Институте археологии и этнографии АН Азербайджана есть отдел, который занимается проблемами местных этносов. Государство поддерживает неформальные культурные общества этнических меньшинств: объединения удин и татов, русских и талышей, будугов и украинцев, курдов и белорусов, турок-ахыска и немцев, горских и европейских евреев, татар и ингилоев, лезгин и казаков. Есть также центр по координации деятельности этнокультурных обществ.

В местах компактного проживания этнических меньшинств открыты религиозные учреждения всех представленных в Азербайджане конфессий; в начальных классах общеобразовательных школ изучают родные языки; изданы учебные программы и пособия, сборники фольклора и стихов, другая художественная литература; выходят газеты и журналы, транслируют радио- и телепередачи; действуют государственные национальные театры и самодеятельные творческие художественные коллективы.

Естественно, что в стране с переходной экономикой имеются определенные трудности. Это не дает возможности в полном объеме удовлетворить запросы всех народов Азербайджана: и титульной нации, и этнических меньшинств. Тем не менее следует заметить, что ни одно из этнических меньшинств страны не исчезло. Это подтверждается неоднократными переписями населения: 1897, 1926, 1959, 1970, 1989, 1999 годов. Все этносы сохранили и развивают собственную материальную и духовную культуру, языки, самосознание, конфессии, менталитет, по-прежнему проживают компактно.

В 1995 году вступила в действие Конституция Азербайджанской Республики. В статье 5 Основного закона провозглашено: "Единство народа Азербайджана составляет основу Азербайджанского государства. Азербайджанская Республика является общей и неделимой Родиной всех граждан Азербайджанской Республики"; в статье 25 объявлено: "Государство гарантирует равенство прав и свобод каждого независимо от расы, национальности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного положения, служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзным и другим общественным организациям. Запрещается ограничивать или устанавливать преимущества в правах и свободах человека и гражданина, исходя из расовой, национальной, религиозной, языковой принадлежности, принадлежности к полу, происхождения, убеждений, политической и социальной принадлежности".

Азербайджанская Республика следует принципам Всеобщей декларации прав человека ООН 1948 года; присоединилась к Заключительному Акту СБСЕ (Хельсинки, 1975 г.) и приняла к исполнению 10 его базовых пунктов; подписала и другие документы, гарантирующие права и свободы человека и гражданина; готова подписать рамочную "Конвенцию о защите национальных меньшинств" Совета Европы (Страсбург, 1995 г.).

С этих позиций следует рассматривать научно-практические конференции, проводимые в Азербайджане по проблемам местных этнических меньшинств. В 1997 и 1999 годах состоялись два научных форума, посвященных судьбе немцев Азербайджана. Они были проведены Институтом археологии и этнографии АН Азербайджана совместно с рядом аналогичных организаций России и Германии. В 1999 году также состоялась конференция под эгидой департамента национальной политики при аппарате президента республики и британской неправительственной организации "ЛИНКС".

Уважая и реализуя основополагающие документы мирового и европейского сообщества, Азербайджан одновременно требует к себе такого же отношения. А гарантом выполнения государственных решений и международных соглашений относительно этнических меньшинств, их прав и свобод выступает действующий президент страны.

"Питательная среда" межэтнических коллизий

Кризис тоталитарной Системы, приведший к распаду СССР, обострил социально-экономические, общественно-политические и культурно-идеологические противоречия на постсоветском пространстве. Они, в свою очередь, привели в действие общественно-политические силы, которые постарались изменить сложившийся статус-кво. Благо, сдерживающей Системы уже не стало, а каждое новоиспеченное государство считало себя свободным в своих действиях и не задумывалось о том, насколько эти действия легитимны в рамках международного демократического сообщества.

Большое значение также имели последствия ошибок национальной политики СССР, а на заключительном этапе его существования — неспособность Москвы стабилизировать и контролировать обстановку в обширном и многонациональном государстве. Поэтому Система прибегла к репрессиям и карательным мерам. Наиболее тяжелые по своим последствиям события 1986—1990 годов в Алма-Ате, Тбилиси, Вильнюсе и Баку. Однако акции устрашения лишь ускорили распад СССР и привели к межнациональным конфликтам. Свою роль сыграли также предрассудки и стереотипы этноповедения, в том числе и временное торжество негативного национализма, которому присуща ориентация на насилие, особенно в этнотерриториальных спорах. Только так можно объяснить прямую агрессию Армении против Азербайджана, перешедшую в широкомасштабную многолетнюю войну. В лезгино-азербайджанском конфликте также на первый план выступили "территориальные мотивы".

В межнациональных взаимоотношениях и коллизиях на Кавказе вообще прослеживаются многообразные мотивы: этноограниченность или нежелание идти на контакты за пределами своего этноса; этноэгоизм, то есть стремление обеспечить преимущества для своего этноса за счет остальных национальностей; этнофобия или прямая враждебность по отношению к другим этносам; своеобразная этническая "эндогамия" тех, кто стремится к созданию моноэтничного государства. Перечисленные мотивы — питательная среда сепаратизма, который губителен не только для экономики и социальной жизни, политической и правовой целостности государства, межнациональных отношений, но и, в первую очередь, для того этноса, который такие мотивы культивирует и фетишизирует. Для этнических меньшинств, стремящихся к суверенности, подобный сепаратизм на самом деле оборачивается полной зависимостью от крупных государств, решающих за их счет собственные задачи.

Межнациональные коллизии на постсоветском пространстве являются следствием того, что в СССР национальный вопрос никогда не был решен. Во-первых, в 1920—1922 годах, когда на Кавказе была установлена советская власть, "национальное размежевание" провели формально. За образец взяли административно-территориальное деление Российской империи, в которой губернии, уезды и округа были созданы без учета расселения и конфессиональной принадлежности местных этносов. Во-вторых, в 30-е годы в процессе "культурной революции" закрыли национальные школы и другие учреждения, связанные с духовной культурой тех, кого в Российской империи называли "инородцами". Исключение сделали для титульных наций союзных республик. Русский язык стал языком межнационального общения, делопроизводства, обучения, а кириллицу сделали основой почти всех алфавитов народов СССР. В-третьих, в 1982 году, в дни празднования 60-летия СССР наступил заключительный этап в "национальной политике": было официально заявлено, что ныне сложилась "новая историческая общность — единый советский народ". Таким образом, сверху, директивным путем констатировалось исчезновение главных различий между многочисленными нациями и народностями СССР.

Межэтнические конфликты многообразны. Их можно классифицировать как территориальные или политические, религиозные или демографические, социальные или культурные. При любом конфликте один из перечисленных аспектов должен присутствовать, в ином случае нет причин для его возникновения. Однако это лишь внутренние причины, хотя и самые важные. Вместе с тем у всех межэтнических конфликтов имеется одна общая черта: попытки одной стороны любыми средствами доказать свое превосходство над другой, либо обосновать свои притязания к другой.

Межэтнические конфликты имеют, в первую очередь, этнотерриториальный характер. Поэтому концептуально существуют территориально сопряженные пары этносов-антагонистов. К ним, как правило, примешан этноконфессиональный оттенок, если пары-антагонисты принадлежат к разным религиям. Если нет религиозных противоречий, то территориальный конфликт может обрести этнополитический оттенок.

Межэтнические конфликты быстро затухают, если пары-антагонисты не получают помощь извне: либо от заинтересованных государств, либо от определенной финансово-клерикальной или социально-политической группировки. Суть в том, что конфликт "в чистом виде", без внешней подпитки со стороны, исчезает сам собой вследствие ограниченности ресурсов одной (или обеих) из конфликтующих сторон. Поэтому все конфликты носят многоплановый характер, то есть дестабилизация на межэтнической почве имеет многополюсный базис. Индивидуализирует же их конкретная причина.

Не только Азербайджан, но и другие государства Кавказа, а также автономии Российской Федерации остаются очагами этнотерриториальной, политической, социально-экономической, конфессиональной и идеологической напряженности. Поэтому ситуация в Азербайджане не исключает, а подтверждает закономерности, вытекающие из реалий прошлого и настоящего.

События в горячих точках Кавказа взаимосвязаны и влияют друга на друга по принципу "домино" или "снежной лавины". Начавшись в одной точке, они, как верховой лесной пожар, перебрасываются на другие территории. А источник — общий: этноконфессиональные, национальные, территориально-административные проблемы в Российской империи и в СССР.

Азербайджан надолго останется в центре внимания различных сил, стремящихся закрепиться на Кавказе. И республика не сможет цивилизованным путем решить проблему межнациональных отношений до тех пор, пока будут продолжаться подобные конфликты на остальном пространстве Кавказа; пока не появится собственная государственная программа национальной политики; пока в дела суверенного государства Азербайджан будут вмешиваться другие страны.

Азербайджан не скоро восстановит свой территориальный и материальный статус-кво: армянский агрессор не намерен должным образом решить проблему Нагорного Карабаха и вернуть аннексированные азербайджанские земли. Формально переговорный процесс ведется "как положено", на базе соответствующих документов и решений мирового и европейского сообщества. Фактически — толчется вода в ступе. Опыт свидетельствует, что возвращение беженцев к родным очагам на аннексированной Арменией азербайджанской земле затянется на неопределенное время. Азербайджанцы же, депортированные со своих исторических земель, захваченных Арменией в 1919—1920 годах, уже никогда не вернутся обратно, так как эту территорию Азербайджану не вернут.

Эпилог

Возможно ли цивилизованное решение межэтнических проблем и соблюдение конституционных прав и свобод этнических меньшинств в Азербайджане? Исторический опыт многонациональных государств свидетельствует — да, возможно. Но для этого необходимо выполнить ряд условий: все участники происходящих событиях и переговорного процесса должны признать территориальное единство и неделимость независимого Азербайджанского государства; стабилизировать обстановку вокруг Азербайджана на основе базовых документов мирового и европейского сообщества, а также двусторонних договоренностей заинтересованных стран; все граждане Азербайджана должны соблюдать конституцию страны, гарантирующую им равные права, свободы и возможности; государственная программа национальной и региональной политики должна учитывать местные территориальных и иные особенности; этническим меньшинствам необходимо предоставить равные с титульной нацией возможности для осуществления своих прав во всех структурах по вертикали и горизонтали, учитывать их истинное состояние, умонастроения, требования и нужды; принимать оперативные меры для предотвращения эксцессов этнических меньшинств с официальными властями и с титульной нацией; ликвидировать внутренние негативные факторы, как наиболее опасные, что позволит не только резко снизить отрицательное воздействие внешних факторов, но полностью нейтрализовать их, ведь внешние факторы являются по сути своей продолжением и служат катализатором внутренних.

Среди механизмов, способных предотвратить накал межнациональных конфликтов, важны: экономический, причем имеется в виду не только кардинально улучшить тяжелое положение конфликтующих сторон, но и создать новую основу экономического сотрудничества между ними, в том числе — свободное предпринимательство и помощь развитых государств, но ни в коем случае за счет ущемления национальных или территориальных интересов пострадавшей стороны; духовный — расширение пространства межнационального согласия, то есть многоканального культурного сотрудничества между народами; контактный — расширение внешних связей, отказ от этноэгоизма и этнофобии, национальной ограниченности и "этноэндогамии"; политический — участие третьей стороны, как нейтрального посредника, заинтересованного в ликвидации конфликта; государственно-территориальный — введение федерализма в государстве, испытывающем дискомфорт в межэтнических отношениях, предоставление широкой культурно-региональной автономии этническим меньшинствам и в связи с этим определенное изменение административно-территориального устройства.

Известны легитимные способы решения межнациональных конфликтов и самой проблемы межнациональных отношений. Их реализация напрямую связана с положением в государстве, испытывающем межнациональный дискомфорт, и с ситуацией вокруг такого государства.

Американский вариант предполагает либо создание резерваций, как в случае с автохтонами — индейцами, либо естественный процесс создания "Чайна-таунов", "Маленькой Италии", "Маленькой Германии"; но в любом случае все граждане являются американцами с равными правами и свободами, возможностями и обязанностями. Составные части государства — штаты. Им предоставлена широкая внутренняя автономия, вплоть до права принимать местные законы.

Российский вариант исходит из положения, что существует титульная нация, но, по конституции, все остальные этносы равноправны с ней, пользуются широкой политической и культурной автономией, вплоть до издания местных законов; однако с общим языком — русским во всем государстве, но в каждой национальной республике федерации легитимен и местный язык.

Индийский вариант предусматривает два равноправных государственных языка — хинди и английский; ликвидацию кастовой системы и деления общества по религиозному признаку.

Швейцарский вариант объявляет равноправными основные языки, которых в этой конфедерации четыре: французский, немецкий, итальянский и ретороманский — со всеми вытекающими из такого положения последствиями во всех сферах жизни и деятельности граждан государства.

Необходимо в системе АН Азербайджана восстановить необдуманно ликвидированный Институт национальных отношений, который будет разрабатывать теоретические основы и практические рекомендации по межэтническим отношениям в стране.

Если для Азербайджана не подойдут предлагаемые рецепты, то создавшуюся в межнациональных отношениях ситуацию следует решать иными средствами. Вряд ли помогут чрезвычайные меры быстрого реагирования, в том числе — применение силы, или даже введение в страну (по решению Совета Безопасности ООН) миротворческих контингентов "голубых касок". Это лишь вновь загонит проблему внутрь, но не решит ее. Глобальный опыт, накопленный после двух мировых войн, свежие примеры попыток военным путем решить конфликтную ситуацию в Югославии и Чечне свидетельствуют о том, что национальные проблемы нельзя решить силой.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL