“БАТКЕНСКИЕ СОБЫТИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ”.

Хроника событий.

Нурбек ОМУРАЛИЕВ

Айнура ЭЛЕБАЕВА


Нурбек Омуралиев, кандидат философских наук, директор Центра социальных исследований Национальной Академии наук Кыргызской Республики.

Айнура Элебаева, профессор, представитель журнала "Центральная Азия и Кавказ" в Кыргызстане.


* Статья подготовлена на основании материалов, опубликованных в республиканской печати: “Дело №”, “Слово Кыргызстана”, “Вечерний Бишкек”, “Утро Бишкека” и других изданий.


Впервые группы боевиков в камуфляжной форме были замечены 30 июля 1999 года в горной водолечебнице “Жылуу-Суу”, расположенной в Баткенском районе на юге республики вблизи административной границы с Джиргатальским районом Таджикистана. По словам заведующего профилакторием Аззама Амиралиева, около 17 боевиков пришли к нему поздно вечером - поужинали, совершили “намаз” (молитву) и ушли. Они говорили на узбекском языке.

С 31 июля по 5 августа 1999 года боевики появляются в нескольких местах, ведут себя мирно, просят их накормить, заготовить продукты питания. Расплачиваются вперед. Отдохнув, уходят в неизвестном направлении. Говорят по-русски и по-узбекски.

С 3-4 августа активизируются местные правоохранительные органы: на место событий выезжает оперативная группа районной милиции и представители районных структур власти (акимиата), которые вступают в контакт с боевиками. В Баткенский район вылетают заместители министров национальной безопасности, внутренних дел и начальник Главного Штаба Министерства обороны Кыргызстана. Формируются новые отряды из областной милиции, УМНБ Ошской области и местных частей внутренних войск. Генералы-силовики пытаются вступить в переговоры с боевиками.

5 августа в лагерь боевиков отправляются четверо парламентеров - аким Баткенского района А. Маматалиев, начальник районного отделения УМНБ Бокоев и два офицера Минобороны. Обратно они не возвращаются, а становятся заложниками боевиков в ответ на блокирование села со стороны силовых министерств.

В последующем с военного аэродрома, расположенного недалеко от Бишкека, в Баткен вылетает военно-транспортный самолет с бойцами антитеррористического центра Миннацбезопасности “Калкан” и спецподразделения Минобороны “Скорпион”. Туда же с севера прибывают представители силовых структур Ленинабадской области Таджикистана. Однако переговоры результатов не дают.

В Баткен прибыли министр внутренних дел Кутуев, министр обороны Субанов, еще один замминистра национальной безопасности Мамытов, секретарь Совета безопасности республики генерал Топоев. Время от времени генералы летают на вертолете в Зардалы. В районном центре - селе Баткен, превратившемся в эти дни в “столицу” силовиков, генерал Топоев проводит совещания.

Кто же захватил прогремевшее на весь мир крохотное сельцо Зардалы - где постоянно живет всего три десятка семей?

“Точной информации о характере группы до сих пор нет”, - заявил вечером 9 августа на пресс-конференции журналистам заведующий отделом по делам обороны и правоохранительных органов администрации Президента республики Болот Джанузаков.

Согласно информации, опубликованной в республиканской прессе, в частности в газете “Дело №”, во главе боевиков находятся сторонники Исламской партии возрождения Узбекистана (ИПВУ), чьим лидером является некий Тахир Юлдашев. Боевое же крыло партии возглавляет небезызвестный Джума Намангони. Цель “партийцев” - дестабилизация ситуации у наших соседей, свержение власти и построение своего, теократического государства в Ферганской долине. Те, кто занял Зардалы, проходили в свое время боевую подготовку в лагере ИПВУ близ населенного пункта Хаит в Каратегинской долине Таджикистана, граничащей с Баткеном. Предположительно они во главе с полевым командиром Абдулазизом направлялись в Узбекистан для проведения ряда террористических акций, но были замечены у нас и блокированы совместными усилиями.

Насколько известно из перехваченных радиопереговоров боевиков с “главной базой” на территории Таджикистана, их “начальство” настойчиво требует: не вступать ни в какие переговоры, прорываться в Узбекистан! Однако боевики не спешили выполнять эту установку, а разгуливали по территории Кыргызстана, стараясь произвести как можно больше шума. Словом, поведение боевиков весьма странно. Похоже на то, что они старались быть, прежде всего, замеченными кыргызстанскими властями.

Тактика республиканских властей по блокированию баткенского конфликта была сначала выжидательной. “Не хотелось бы излишне драматизировать ситуацию, - говорит Б.Джанузаков, - чересчур активных действий эти люди пока не предпринимают. А мы будем принимать все меры к тому, чтобы не пролилась кровь, - это сейчас главное!”. Выжидательная позиция властей была связана с тем, что они опасались мести со стороны вооруженных членов и ПВУ. К тому же Кыргызстану пришлось бы тогда усиливать охрану своих рубежей, а сделать это в горной труднодоступной и пересеченной местности малочисленными и не очень квалифицированными пограничными войсками было бы очень проблематично. С другой стороны, в рамках общей центральноазиатской безопасности следовало бы действовать решительно и задержать их.

К боевикам отправляются для ведения переговоров и министры, и местные аксакалы. Зардалы. Село находится в 170 км от райцентра Баткен, добраться туда можно или на лошадях, а это - несколько часов езды, или на вертолете. В ходе переговоров трое заложников были освобождены, в том числе глава районных чекистов Бокоев. Аким Маматалиев по-прежнему остается в плену. Насколько известно, боевики никакого насилия в отношении заложников пока не допускают.

10 августа вся генеральская рать вернулась в Бишкек. В Доме правительства под председательством премьера Муралиева (президент Акаев находился в эти дни на отдыхе в Чолпон-Ате) прошло экстренное заседание Совета безопасности республики, где обсуждался один вопрос - ситуация в Баткенском районе и пути ее разрешения. Об итогах заседания Совета Безопасности в республиканской прессе сообщается только одно - правительство разрабатывает “план мероприятий”.

13 августа были освобождены остальные четверо заложников – аким района, начальник райотдела МНБ майор Бокоев и два офицера Минобороны. Освобождены за доллары и продукты. Долгое время руководство республики скрывало размеры выкупа, заплаченного группе боевиков Абдулазиза за освобождение четырех заложников, в настоящее время известна точная цифра - 50 тысяч долларов. Кроме того, наша сторона передала им вместе с деньгами продукты питания. Общественность республики была возмущена действиями “силовых” министров и тем, что наша республика “откупилась” от боевиков.

Получив выкуп за заложников, боевики отошли на территорию Таджикистана.

16 августа в 7 утра несколько населенных пунктов Джиргатальского района Таджикистана вблизи границы с Кыргызстаном подверглись бомбардировкам с воздуха. Таджикские власти утверждают, что бомбы сбрасывали бомбардировщики ВВС Узбекистана. Однако узбекские власти это отрицают. Со стороны Кыргызстана эту ситуацию прокомментировал генерал Топоев фразой “Сведениями не располагаем”.

18 августа два боевых вертолета Вооруженных сил Кыргызской Республики нанесли ракетно-огневой удар в урочище Жылуу-Суу по отходящим боевикам, которые в результате удара с воздуха понесли существенные потери.

Вооруженное бандформирование, три недели терроризировавшее Баткенский район, а с ним всю республику, окончательно растворилось в приграничных с Таджикистаном горах 18 августа. Воспользовавшись передышкой, силовые министерства республики начали “плановую замену личного состава подразделений”, как гласило официальное сообщение, в результате которой граница вновь осталась открытой для бандитов.

22 августа отряд боевиков, по официальным данным, численностью около 30 человек, ворвался на кыргызстанскую территорию со стороны Таджикистана и занял села Ходжа-Ачкан и Зардалы (в начале августа уже побывавшие в руках бандитов). Около 1-2 часов ночи 23 августа боевики напали на находящийся неподалеку лагерь геологов в местечке Алтын-Жайлоо. Были захвачены в заложники четверо японских геологов с переводчиком-кыргызстанцем, а также... командующий внутренними войсками республики генерал-майор А. Шамкеев.

Японцы работали на юге Баткенского района по совместному с Кыргызстаном золоторудному проекту. Генерал Шамкеев приехал в лагерь на служебном УАЗе с охраной, чтобы воспользоваться космической связью - которая была у японцев, и в это время в лагерь ворвались бандиты.

Связист, младший сержант сверхсрочник Р. Юнусов был убит бандитами на месте. Солдату - водителю Шамкеева - удалось бежать. Домики японских геологов бандиты расстреляли из гранатометов.

Все захваченные японцы - мужчины 35-50 лет. Генерал Шамкеев, побывавший за свою долгую службу во внутренних войсках МВД почти во всех горячих точках СССР – Оше, Нагорном Карабахе, Сумгаите, Ленинакане, в столь драматичной ситуации оказался впервые.

В Баткенский район вновь перебрасываются дополнительные силы внутренних войск МВД и министерства обороны. Перекрыты все дороги. По словам пресс-секретаря Президента республики К. Иманалиева, учитывая то обстоятельство, что боевики находятся среди местного населения, руководство тщательно планирует каждый шаг, чтобы исключить жертвы среди мирных граждан. Насколько известно, к жителям оккупированных сел бандиты насилия пока не применяют. Лишь заставляют их заготавливать продукты - выпекать хлеб, сушить мясо.

Террористы явно готовятся к серьезной осаде, так как 24 августа истек срок роспуска незаконных вооруженных формирований и сдачи ими оружия, объявленный Комиссией Национального примирения Таджикистана. С этого дня “непримиримые” оказываются вне закона и подлежат уничтожению.

Бандитские группы в количестве 200 человек вступили на нашу землю с территории Таджикистана. Приказы получают от полевого командира Жумы Намангони. На данный момент они захватили четыре села: Зардалы. Дара, Кыштук, Кен. Между селами Зардалы и Дара взорван мост. Около 300 мирных жителей удерживаются в заложниках в Зардалы. В перестрелке был убит заместитель председателя Карабакской сельской управы М.Тайлаков и ранены двое сельчан.

Ночь с 23 на 24 августа. Несколько мелких стычек с боевиками вблизи местности Алтын-Жылга переросли в крупный бой. Отряду численностью от 60 до 100 боевиков противостоят Спецназ Ошского УВД, бойцы внутренних войск МВД и прибывшая к тому времени им на подкрепление штурмовая рота Минобороны. Бой, длившийся более 4 часов, закончился перед рассветом. В числе раненых с нашей стороны - начальник Баткенского РОВД К.Султанов. Своих раненых и трупы – если таковые были - боевики забрали с собой, рассосавшись по ущельям.

Ночь с 24 на 25 августа. Соседний с Баткенским Чон-Алайский район. Со стороны перевала Бок-Баши, где на 4-х постах прикрывают границу с Таджикистаном милиционеры батальона патрульно-постовой службы УВД Ошской области, слышны звуки перестрелки. Прибывшее подкрепление обнаруживает исчезновение девяти милиционеров, стоявших в одном из ущелий. Трупов нет. Впоследствии выясняется, что появившимися из Таджикистана боевиками взяты в заложники все 9 милиционеров во главе с заместителем командира батальона ППС подполковником Жээнбаевым, а также двое местных жителей. Еще двоих чоналайцев боевики захватили, встретив их на дороге. Итого - 13 пленных.

В село Карамык на усиление границы направляется сводный отряд сотрудников Узгенского, Кара-Кульджинского и Наукатского РОВД во главе с заместителем начальника УВД Ошской области полковником Р.Абдукаримовым.

В связи с последними событиями в Баткене Президент страны и главнокомандующий Аскар Акаев 24 августа подписал указ об освобождении министра обороны генерал-полковника Субанова от занимаемой должности. Причина - невыполнение директивы от 11 августа 1999 года об уничтожении вторгшихся на территорию Кыргызстана бандформирований. Исполнять обязанности министра поручено начальнику Главного штаба Министерства Обороны Н. Чомоеву. Руководить операцией по локализации и уничтожению бандитов поручено командующему Национальной гвардией генералу Чотбаеву. Впоследствии Министром обороны был назначен Секретарь Совета Безопасности генерал-майор Топоев.

Ночь с 25 на 26 августа. Боевики, верные своей тактике - вылезать ночью, - появились уже на севере Баткенского района, вблизи узбекской границы. В окрестностях села Хайдаркан были слышны выстрелы. Выстрелы доносились со стороны соседнего узбекского анклава Шахимардан. В другом анклаве Сохе узбекские военные, преследуя группу вооруженных людей, заступили на кырызскую территорию. Предполагаемые боевики укрылись в пещере, солдаты выстрелили им вслед из гранатомета и, не проверив результат, поспешили уйти. Доходит информация, что местные жители возле Соха видели около 10 боевиков, имели место якобы и столкновения между боевиками и населением.

26 августа. Два штурмовика ВВС Узбекистана наносят бомбовый удар по леднику Абрамова, что на кыргызско-таджикской границе. Вторжение бандитов в Кырызстан началось именно отсюда. 20 августа, перед тем как спуститься в Баткенский район, отряд боевиков совершил нападение на узбекскую гидрометеорологическую станцию на леднике Абрамова, захватил 10 метеорологов и 5 туристов. Ограбив, боевики их отпустили, но превратили ледник в свою базу. Накануне бомбардировки, по данным разведки, на леднике Абрамова находилось 50 боевиков. Потери бандитов после атаки с воздуха остались неизвестны.

По официальной информации, больше значительных столкновений с боевиками не было. Бандиты стали уклоняться от стычек и появляются только по ночам. Всего, по данным разведки (авиационной, наземной и “народной” в лице чабанов), на юге Кыргызстана находилось свыше 700 боевиков. Они разместились на четырех основных базах. Одна из таких баз находится в многострадальном селе Зардалы, уже во второй раз захваченном боевиками - там находится около 150 бандитов. Местное население бандиты не трогают, но из села не выпускают. Самая крупная база (около 400 боевиков) расположена в селе Ходжа-Ачкан. Там же держат и заложников. Захватив перевал Бок-Баши, боевики разбили свой лагерь здесь, прямо на границе (около 100 бандитов). По-прежнему удерживают террористы метеостанцию на леднике Абрамова. Несмотря на бомбардировки, их по-прежнему там около полусотни.

Ближайшие цели боевиков по-прежнему не ясны. Высказывалось предположение, что беспрецедентное вооруженное выступление исламистов приурочено к 1 сентября - Дню независимости Узбекистана. Боевики якобы прорывались к нашим соседям по трем направлениям - в Наманган, Фергану и Андижан. В этой связи узбекские власти закрыли свои границы на период с 25 августа по 3 сентября, пропускали лишь рейсовые автобусы, пассажиров тщательно досматривали.

По некоторым сведениям, лидер боевого крыла исламистов Жума Намангони находится в Афганистане. Однако по Джалал-Абадской области идут слухи, что Намангони приглашает “всех правоверных” 5 сентября на свою родину в Наманган на большой плов...

Указом Президента Кыргызстана А. Акаева “О мерах по стабилизации обстановки в Баткенском районе” в стране объявлена частичная мобилизация. Как прокомментировала данный документ пресс-служба Президента КР, в первую очередь призыву подлежат военнослужащие, находящиеся в запасе, имеющие опыт боевых действий в Афганистане и других горячих точках СНГ, а также добровольцы, охотники, спортсмены, альпинисты. В комиссариаты страны поступило большое количество заявлений от граждан с просьбой направить на юг республики. В частности, председатель Союза ветеранов афганской войны Торубеков сообщил, что в течение 3 дней сможет мобилизовать 1150 человек добровольцев, хорошо владеющих оружием и знающих тактику боевых действий в горах. Руководитель студии батальных съемок У. Кудайбергенов заявил, что 40-50 каскадеров-джигитов готовы отправиться в Баткен.

Президент Кыргызской Республики А.Акаев выступил с обращением к народу Кыргызстана в связи с событиями в Ошской области. По словам главы государства, действия боевиков, вторгшихся на территорию нашей страны, угрожают, прежде всего, суверенитету республики, твердо идущей по пути демократических реформ. “Правовая оценка случившегося однозначна, - отметил президент, - международные террористы нарушили наши законы, и мы обязаны действовать так, как того требует Конституция Кыргызстана”. А.Акаев выразил искреннее соболезнование близким и родным двух погибших воинов, выполнявших свой солдатский долг, и сочувствие всем тем, чьи мужья, братья и сыновья оказались в заложниках. А также твердо заверил, что будет сделано все для их освобождения.

От имени народа Кыргызстана президент поблагодарил сотрудников органов внутренних дел, воинов, которые достойно стоят на защите своей Родины. Кроме того, А.Акаев сообщил, что твердую политическую поддержку с первых минут вторжения боевиков оказали нам руководители Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.

В г. Ош состоялась встреча министров иностранных дел, обороны и руководителей служб национальной безопасности Казахстана Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. В ходе этой встречи был выработан план совместных действий по ликвидации террористических группировок. Сделано и совместное заявление. В нем, в частности, отмечается, что, по имеющимся достоверным сведениям, в группы боевиков входят не только выходцы из стран Центральной Азии, но и целого ряда других государств. Стороны убеждены, что действия международных террористов направлены на дестабилизацию ситуации в регионе.

Руководители Казахстана, Таджикистана и Узбекистана выразили готовность оказать всемерное содействие правительству Кыргызской Республики, включая и военную помощь

23 и 24 августа российское телевидение, в частности РТР, распространяет информацию о том, что “бандитские группировки, проникшие из Таджикистана в Кыргызстан, не имеют никакого отношения к Объединенной таджикской оппозиции, а принадлежат к так называемой непримиримой узбекской оппозиции, которую возглавляет Джума Намангони”. Такое же заявление делают секретарь Совета безопасности Республики Таджикистан З.Саидов и пресс-секретарь президента Таджикистана А.Азимов. РТР и официальные таджикские лица также утверждали, что подразделения Намангони уже в течение пяти лет “курсируют между Узбекистаном и Афганистаном

С официальным заявлением по поводу этих сообщений выступил министр иностранных дел Республики Узбекистан А. Камилов. Он опроверг существование “непримиримой оппозиции” в Узбекистане и отметил, что есть бандитские группы - выходцы из Узбекистана, которые в течение более пяти лет воевали на стороне Объединенной таджикской оппозиции. Министр иностранных дел Узбекистана выразил резкий протест по поводу информации российского телевидения и заявлений официальных лиц Таджикистана.

29 августа ВВС Узбекистана ошибочно нанесли бомбовые удары по селу Кара-Тейит Чон-Алайского района. Специалистами Министерства по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне и представителями местного самоуправления проведено обследование результатов бомбардировки. Выяснено, что погибло три мирных жителя села и участковый инспектор милиции, разрушено 10 жилых домов. В аварийном состоянии находятся 19 жилых домов, мечеть, магазин и фельдшерско-акушерский пункт, требуют капитального ремонта 118 жилых домов и средняя школа.

Президентом Кыргызской Республики дано поручение правительству, лично министру ЧС и ГО принять срочные меры по восстановлению разрушенных жилых домов, зданий и сооружений и оказанию помощи местному населению.

В Чон-Алайский район по линии МЧС и ГО отправлено 10 сборно-щитовых домов, необходимое количество палаток и юрт, продукты питания.

1 сентября. Ожидаемых террористических актов не произошло - ни на территории Узбекистана, ни в Бишкеке. В нашей столице, видимо, были приняты меры безопасности. Какие - не сообщалось.

День знаний в Баткенском районе война не сорвала. Как было объявлено, из 47 школ района в этот день пустыми оказались только три - в оккупированном селе Зардалы, селе Раут и селе Кан, где размещена основная группировка наших войск (дети эвакуированы в Баткен).

Накануне вечером неподалеку от ледника Абрамова на мосту через горную реку Кок-Суу милиционеры задержали шестерых мужчин 20-40 лет - четырех русских, узбека и корейца. Они представлялись узбекскими альпинистами, прибывшими из Ташкента еще 9 августа. В разгар первой вылазки боевиков. Остановившись на гидрометеостанции на леднике Абрамова, альпинисты все последние дни лазали по горам. А вечером 21 августа, возвращаясь на базу, на пограничном с Таджикистаном перевале Бок-Баши столкнулись с отрядом боевиков. Боевики, ограбив, забрали альпинистов с собой. Где находится лагерь боевиков (в котором заложники провели 10 дней) - неизвестно, но они шли всю ночь и еще полдня. Через три дня - 25 августа - в этот же лагерь привели и трех милиционеров, захваченных накануне ночью на том же перевале Бок-Баши. С милиционерами ташкентцам общаться запрещали.

С альпинистами боевики, как видно, грубо не обращались - лишь заставили их заготавливать дрова. Чего нельзя сказать в отношении милиционеров - тех бандиты еще и били. 30 августа ташкентцы были отпущены и побрели к метеостанции на леднике Абрамова.

Альпинистов доставили сначала в Чон-алайский райцентр Дароот-Коргон, затем в Ош, где ими, насколько известно, по сей день занимаются спецслужбы.

Сразу вслед за альпинистами боевики отпускают и милиционеров. В 8 утра в чон-алайское село Карамык, где размещается штаб, приходят три изможденных сержанта батальона ППС Ошского УВД – К. Бакиров, Ы. Оморов и Т. Маматаипов. Их также доставляют в Ош, где после оказания медицинской помощи приступают к допросам.

К вечеру в том же Карамыке появляется еще один пленник, сержант Машрапов, который отправляется вслед за своими сослуживцами.

Показания милиционеров держатся в тайне. Становится лишь известно, что последний заложник-милиционер был отпущен после переговоров местных аксакалов с боевиками. И что милиционерам (так же, как и освобожденным за несколько дней до этого мирным жителям) боевики устраивали экзамен на знание Корана и умение совершать намаз.

В СМИ также просачивается информация, что сержант Машрапов принес устное послание от боевиков. Террористы, якобы, предостерегают власти Кыргызстана от применения силовых мер - иначе “это может плохо отразиться на жизни и здоровье захваченных заложников”.

Характерная деталь - среди захваченных милиционеров есть 3 офицера - подполковник и 2 лейтенанта. Но боевики отпускают лишь сержантов. Остается загадкой и место, где содержат заложников-милиционеров.

2 сентября новостей не приносит, если не считать сообщения в СМИ о попытке вторжения в Чон-Алайский район группы боевиков из Джиргатальского района Таджикистана. Атака была отбита. Один военнослужащий Минобороны ранен в ногу. Официальных сообщений об этом бое нет.

3 сентября. К вечеру в Баткен приносят две записки - от бишкекского правозащитника Турсунбека Акунова (приехавшего в Баткенский район и вступившего в контакт с боевиками) и генерала Анарбека Шамкеева. Записки немедленно отправляются в Бишкек, поступают прямиком в Дом правительства, где над ними начинают ломать голову самые высокопоставленные чиновники.

На вопрос о содержании записок заведующий отделом по делам правоохранительных органов и обороны Аппарата Президента Б. Джуназаков лишь уклончиво ответил: “В записках - ряд вопросов. Мы над ними работаем”.

Завесу над тайной приподнял еще один правозащитник – Уркунчиев, который заявил, что читал письмо генерала. По его словам, в письме генерал сообщает о том, что они, заложники, живы и здоровы и просит решить все мирным путем и поздравляет граждан Кыргызстана с Днем независимости.

Косвенно подтверждается информация о том, что заложников держат раздельно. Японцев и некоего военнослужащего видел на одном из пастбищ в длинном ущелье Ходжа-Ачкан местный житель Ибраимов. Судя по всему, генерал Шамкеев и японские геологи должны стать главной разменной монетой в начавшейся игре.

4 сентября. Ранним утром на юге Чон-Алайского района началась военная операция. Подразделения Минобороны и внутренних войск заняли стратегически важную высоту (3486 м) в непосредственной близости от перевала Бок-Баши - где находится одна из баз боевиков - и приступили к зачистке территории. Сотня бандитов не смогла противостоять правительственным войскам и, отстреливаясь, ушла в Таджикистан. Источники из-за границы сообщают, что моджахеды срочно запросили в своей главной базе медицинскую помощь. С нашей стороны, по словам генерала Джанузакова, потерь нет. Около 50 боевиков, державших метеостанцию на леднике Абрамова, также скрылись в горах. Таким образом, если верить официальным источникам, Чон-Алайское направление от боевиков очищено.

Вопреки утверждениям о том, что боевики оставили Зардалы, последние сведения говорят: село по-прежнему в их руках. Более того, похоже, что именно там (или где-то в окрестностях) находятся сейчас самые “ценные” заложники. По неофициальным данным, японцев держат в мечети, а генерала Шамкеева - в школе, превращенной в казарму и зиндан.

5 сентября на боевых позициях в горах Баткена произошла замена. Сводный отряд бойцов внутренних войск, который более месяца удерживал подступы к райцентру Баткен и другим населенным пунктам, сменили подразделения Минобороны. Одной из задач является прочесывание местности, где были замечены боевики. 6 сентября Узбекистан стал стягивать крупные силы в свой анклав Сох, граничащий с Баткеном. Усилены блокпосты, здания охраняются автоматчиками в касках и бронежилетах, по трассе передвигаются БТРы, другая военная техника.

В целях самообороны в Баткенском районе создано 48 ополченских отрядов, куда входит порядка 900-1000 человек из числа местных жителей, умеющих обращаться с оружием. Ополченцам выдано свыше двухсот автоматов. На охрану сел и объектов особого назначения готовы встать 97 “афганцев”. 108 охотников, 68 спортсменов. Одних резервистов - 193 человека.

В Баткене распоряжением акима введен своеобразный комендантский час - с 23 до 6 утра ограничивается передвижение людей и транспорта. На улицах - усиленные патрули.

Один из офицеров МНБ охарактеризовал обстановку так: “Положение остается сложным. Под контролем боевиков - минимум четыре села и три летовки, где чабаны пасут скот на джайлоо. Передвижение наших сил и разведку осложняет то, что мост, связывающий Нижний и Верхний Жылуу-Суу, где базируются бандиты, взорван. Но работа не прекращается ни на минуту.

6 сентября, в понедельник, примерно в 4 часа дня Турсунбек Акунов вновь спустился с гор в райцентр Баткен, вместе с ним были двое старейшин из села Зардалы - Т.Мырзабаев и К.Кадыров. Добровольные посредники, зайдя в местное управление Нацбезопасности, сообщили сенсационную весть - лидер боевиков Абдували Юлдашев, более известный как Абдулазиз, низложен. Теперь командование взял на себя полевой командир Юсуп Абдурахман.

Вторая их весть была не менее сенсационной. Они передали требование боевиков, суть которого заключалась в следующем: записка от Шамкеева передана, а переговоры по вине кыргызской стороны так и не начаты. Поэтому, если в течение суток, то есть до 16.00 часов 7 сентября, не будет сообщено, кто будет полномочным представителем от властей на этих переговорах, мы пришлем вам отрезанную голову генерала.

После совещаний и консультаций поздним вечером 6 сентября было принято решение. Переговорный процесс возглавит генерал Абдыгул Чотбаев, который выразил готовность встретиться с Юсупом Абдурахманом в любом месте - в Джиргатале (Таджикистан), в Зардалы, или любом другом населенном пункте Баткенского района. Кроме того, генерал предложил, чтобы в переговорах участвовали по два человека с каждой стороны и по три телохранителя...

7 сентября, во вторник, Акунов и двое старейшин получили инструкции о процедуре переговоров и были отправлены назад, в Зардалы.

7 сентября Министерство иностранных дел Кыргызской Республики сделало заявление, в котором сообщается следующее: “Нет никаких оснований излишне драматизировать ситуацию и завышать степень ее влияния на безопасность страны. В Ошской области республики и в Баткенском и Чон-алайском районах функционируют все государственные учреждения, объекты социально-бытовой сферы, аэропорты, железнодорожные вокзалы, промышленные предприятия”.

С 7 по 16 сентября активных действий с обеих сторон практически не велось. Боевики пытались договориться со своим руководством в Афганистане. Руководство военной группировкой в лице генерала Чотбаева перегруппировало свои силы вокруг позиций боевиков и ожидало военно-технической помощи со стороны России (приборы ночного видения, снаряды для артиллерии и т.д.).

Некоторое оживление ситуации наблюдалось в ночь с 10 на 11 сентября, когда был ранен и взят в плен 18-летний боевик, узбек по национальности, родом из Самаркандской области. В настоящее время он находится в Бишкеке, в МНБ Кыргызстана.

Временное затишье закончилось 17 сентября. Ночью крупная группа боевиков напала на блокпост наших войск вблизи райцентра Хайдаркан. Банде из 100-150 человек противостоял взвод из 30 бойцов майли-сайского батальона особого назначения. Ожесточенный бой продолжался до 4 часов утра. Были убиты полевой командир Абдулазиз Юлдашев и его телохранитель. С кыргызстанской стороны было убито 7 человек, 6 было ранено.

С нападением на Кадамжайский блокпост обстановка в районе боевых действий резко обострилась. Сильно увеличилось количество бандформирований, переходящих на территорию Кыргызстана – свыше 1000 человек.

18 сентября группы боевиков напали на позиции наших войск возле кадамжайского села Сырт, а также у баткенского села Газ.

20 и 21 сентября были ожесточенные бои возле селений Сырт и Газ. Были захвачены новые заложники из числа местных жителей. Боевики мародерствовали в захваченных селах, отбирая у жителей продукты питания и теплую одежду. В Баткен хлынул новый поток беженцев. По последним данным, их общее число превысило 5000 человек. Всего за время военных действий погибло около 20 человек и ранены десятки.

Теперь правительственными войсками решаются три основные задачи: блокирование, окружение и уничтожение бандформирований. Наша армия сменила тактику и стратегию боевых действий. “От оборонительных действий мы перешли к наступательным, - подчеркивает министр Обороны Э. Топоев, - ежедневно проводится зачистка местности от боевиков. Издан приказ: уничтожать боевиков без предупреждения, саперы расчищают путь войскам от мин и фугасов, оставленных боевиками и минирует предполагаемые пути их проходов. Ведется авиаразведка местности и уничтожение боевиков с воздуха. Все мероприятия проводятся в рамках совместной операции в составе объединенной группировки государств-участников Договора о коллективной безопасности, ЦАС, двусторонних договоров о военном сотрудничестве”.

Конец сентября и первая половина октября 1999 года прошли в постоянных вооруженных столкновениях, в результате которых правительственным войскам удалось оттеснить боевиков на территорию Таджикистана, куда они ушли, захватив с собой заложников.

Все это время не прекращались попытки народных дипломатов вызволить их из плена. И, в конце концов, эти попытки удались. Вначале были освобождены заложники из числа рядового и офицерского состава МВД республики, затем группа заложников, в числе которых был генерал-майор Шамкеев и подполковник Жээнбаев. В освобождении заложников участвовали депутат Законодательного Собрания Жогорку Кенеша Турсунбай Бакир уулу, представитель международного центра исламского сотрудничества в Кыргызстане Салихжон Хаджи Камалудин и граждане Таджикистана.

В 20 числах октября на брифинге секретарь Совета безопасности Болот Джанузаков отметил, что территория нашей страны свободна от международных террористов. Он подчеркнул, что люди, покинувшие села с началом боевых действий, начинают постепенно возвращаться домой, и приступают к уборке урожая.

25 октября 1999 года были освобождены четверо граждан Японии и переводчик Омурбек Жанакеев, как утверждают официальные источники, безо всякого выкупа.

Президент Кыргызстана Аскар Акаев опроверг утверждения о выплате выкупа за освобождение японских заложников в интервью, опубликованном 4 ноября в газете “Дейли Иомури”. Как отметил президент А.Акаев, боевики потерпели поражение от правительственных войск, понесли большие потери, и были в итоге вынуждены пойти на переговоры.

По словам президента, правительственные войска смогли блокировать пути отступления боевиков. В итоге последним не оставалось ничего иного, как освободить заложников в обмен на возможность беспрепятственно уйти в Таджикистан. Эта сделка, считает А.Акаев, оказалась весьма выгодной для боевиков, поскольку они смогли вывести около 400 человек.

Когда анализируешь хронику Баткенских событий, возникает ряд вопросов. Что собой представляют боевики, проникшие на территорию Кыргызстана? Чего они хотят? Какие политические и идеологические силы стоят за фактом внешней агрессии?

4 сентября в государственное информационное агентство “Кабар” поступил через факс документ, состоящий из трех листов, на официальном бланке с печатью и подписью, озаглавленный так: “Заявление Исламского движения Узбекистана к президенту, парламенту и правительству республики Кыргызстан”. Авторами послания являются боевики, уже второй месяц терроризирующие население на юге Кыргызстана. В заявлении сообщается, что именно оно, ИДУ, стоит за взрывами в Ташкенте и за кровавыми событиями на Ферганской долине...

Заявление подписано “председателем политического дивана Исламского движения Узбекистана” Зубайром ибн Абдуррахимом. Этот загадочный деятель узбекской национальности с арабским псевдонимом наконец-то сделал то, чего так долго добивались республиканские власти - стал озвучивать требования боевиков.

Начиная с 25 августа, голос загадочного Абдуррахима зазвучал в эфире - в интервью радио Би-Би-Си. От имени своего командующего “председатель политического дивана” объявил джихад “ташкентскому режиму”. Радио, как стало известно, внимательно слушали и боевики в Баткенском и Чон-Алайском районах, и таким образом получили руководство к действию.

Местонахождение Абдуррахима осталось загадкой. На корреспондента Би-Би-Си он якобы вышел по телефону сам. Так же, как затем и на корреспондентов других зарубежных радиостанций - тоже начавших передавать заявления одного из вождей террористов. Суть же выступлений сводилась к тому, что к Кыргызстану исламисты претензий не имеют. Что же касается захваченных наших граждан и японцев, то они не заложники, - а пленники “священной войны”.

Целью объявленного джихада, как сообщает Абдуррахим, является создание в Узбекистане исламского государства. Притом оружие направлено “только против диктатора Каримова и его окружения”. Боевые действия на территории Кыргызстана, как утверждают исламисты, “происходят из-за упрямства и политической недальнозоркости бишкекских властей”. Они, узбекские моджахеды, хотели лишь одного - чтобы им не мешали возвращаться к себе на Родину.

Бишкек насолил моджахедам и тем, что “вопреки всем нормам о правах человека и, попирая законы человеческого гостеприимства, выдавал узбекским властям беженцев” (имеются в виду исполнители варварских взрывов в Ташкенте и другие преступники). Нынешних же “пленных”, как сообщил Абдуррахим, освободят лишь тогда, “когда будут выпущены на волю около 50 тысяч мусульман, брошенных за решетку в Узбекистане”.

Требования боевиков к Бишкеку следующие: оставить боевиков в покое, чтобы они могли беспрепятственно перебраться в Узбекистан, и больше не оказывать помощь Ташкенту в борьбе против исламистов. В случае, если Бишкек не выполнит эти требования, боевики обещают направить “джихад” против акаевского режима.

О давно известных планах фанатиков - включить в исламское государство еще и Ошскую и Джалал-Абадскую области - нет ни слова.

В досье, опубликованном газетой “Дело №”, значится:

Абдували Ахмадалиевич Юлдашев, родился 16 марта 1963 года в Учкурганском районе Наманганской области. Погиб во время стычки с правительственными войсками в Кыргызстане. Убежденный ваххабит, имел духовное звание имама, владел русским, киргизским и арабским языками. Особая примета - отсутствие двух или трех пальцев на руке.

Непосредственно командовал первой вооруженной группой, проникшей в Баткенский район в конце июля - начале августа и захватившей первых четырех заложников. Лично вел переговоры об их освобождении. По данным разведки, этот отряд Абдували Абдулазиза состоял из 13 узбеков и наемников - 5 таджиков, 2 афганцев и араба. Наемники воюют за доллары, боевики-узбеки, кроме того, горят жаждой мести - у всех в Узбекистане есть репрессированные родственники. Отец самого Абдулазиза - Махмадали Юлдашев - был арестован в Бишкеке весной этого года и передан Узбекистану. Как утверждал Абдулазиз при переговорах с одним из кыргызстанских офицеров, на Родине в тюрьме сидят также его братья и жена. Считает, что если пробьется в Узбекистан, то сможет поднять на борьбу около 20 тысяч человек.

Активно участвовал в повторной вылазке боевиков в Баткенском районе, сопровождавшейся захватом новых заложников, в т.ч. японских геологов и генерала Шамкеева.

Жумабай Ахмаджанович Ходжиев родился 12 июня 1969 г. в кишлаке Ходжа Наманганского района Наманганской области.

После окончания СПТУ № 28 в г. Намангане в ноябре 1987 г. был призван в воздушно-десантные войска. Первое в жизни боевое крещение Жумабай прошел в Афганистане в рядах Советской Армии.

Сегодня Жумабай Намангони - один из самых влиятельных людей в Таджикистане. Подчиненные ему подразделения боевиков - одна из основных сил, осуществляющих наркотрафик по маршруту Афганистан - Таджикистан - Киргизстан - Узбекистан. Жумабай также активно занимается контрабандой оружия, боеприпасов, золота. Особое увлечение - контрабанда драгоценных камней из месторождений в Афганистане и Джиргатальском районе Таджикистана. Один из маршрутов проходит через чон-алайское село Карамык (район самых ожесточенных боевых действий в последние дни).

Жумабай Намангони отлично владеет тактикой диверсионных действий, его называют мастером партизанской борьбы. Его боевые группы имеют на вооружении практически все виды стрелкового оружия, а также несколько боевых машин пехоты и бронетранспортеров, безоткатные орудия, несколько ракетных установок “Град”, захваченных в свое время у таджикских правительственных войск.

Основные базы Жумы Намангони находятся в Ясманском ущелье Джиргатальского района и населенном пункте Хоит Таджикабадского района (около 50 км от кыргызско-таджикской границы). Вокруг баз созданы системы многоярусного огня, эшелонированная система обороны со средствами ПВО.

Тахир Абдухалилович Юлдашев, родился 2 октября 1968 года в г. Намангане. Известен также под весьма многозначительными кличками “Бай” и “Директор”. Раньше свободно передвигался по территории Кыргызстана - с паспортом, незаконно полученным в Баткенском РОВД. Большую часть времени проводит в дальнем зарубежье. Один из главных деятелей так называемого Исламского движения Узбекистана. Один из главных организаторов покушения на президента Каримова в феврале этого года...

Эта тройка террористов - наманганцев, чьи имена теперь известны, кажется, имеет один общий корень. Он уходит в далекие уже советские времена. Имя ему - “Товба”, что можно перевести как “благословение”.

Еще в 1987 году в Наманган нелегально прибыли эмиссары из Саудовской Аравии, Афганистана и Пакистана. В городской мечети “Гумбаз” они устроили встречу с представителями местного духовенства. Речь шла о создании партии “Возрождение ислама”. Цель партии - исламская республика на территории Ферганской долины. В 1992 году в той же мечети “Гумбаз” останавливаются эмиссары, прибывшие из Азербайджана. В их числе - гражданин Кыргызстана Турсунбаев, имам из Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области. Турсунбаев приехал на подготовленную почву создавать боевую группу “Товба” - привез даже уже готовый устав. Задачи группы весьма недвусмысленны - своих сподвижников имам Турсунбаев обучает теории джихада.

Одним из первых членов “Товбы” был будущий “командир Абдулазиз” - Абдували Юлдашев. Позднее к группе примкнет Тахир Юлдашев, а также Жумабай Ходжиев (Намангони), демобилизовавшийся из ВДВ в 1989 г., он слыл в Намангане “крутым” парнем, благодаря чему был замечен и вовлечен в религиозное движение.

Свою деятельность “Товба” начала с того, что снесла в Намангане памятник Ленину и объявила войну против “кафиров” - иноверцев. Власти загнали группу в подполье. “Товбисты” рассосались по всей Ферганской долине. Уже к тому времени, как утверждается в официальных справках, за Тахиром и Жумабаем тянулся целый ряд уголовных дел, в том числе заказных убийств. В том же 1992 году Юлдашев и Ходжиев сбежали в Таджикистан и примкнули к отрядам, воюющим против правительства Рахмонова.

Крепкий десантник Жумабай выдвинулся быстро. Его отправляют в Афганистан, где он проходит подготовку в лагерях недавних противников моджахедов в провинциях Тахар и Кундуз. Затем было “повышение квалификации” в городах Мешхед (Иран) и Пешевар (Пакистан). Именно с тех пор Намангони заимел обширные связи среди духовных авторитетов и представителей спецслужб этих стран.

В Таджикистане, разместившись в “гостеприимной” Каратегинской долине, Жума Намангони открывает уже свой лагерь по подготовке боевиков. В нем начинают собираться узбекские эмигранты, большинство из которых находится на Родине в розыске.

Тахир Юлдашев тем временем тоже занят объединением беглых граждан Узбекистана в составе отрядов таджикской оппозиции. Идет вербовка сторонников в самом Узбекистане, а также в Кыргызстане. До 1987 года через учебные центры в Афганистане и Пакистане проходит около 300 молодых жителей Ферганской долины, в том числе Ошской и Джалал-Абадской областей. Подготовленные боевики засылаются в Узбекистан, совершают там разбойные нападения и убийства, пик которых приходится на 1997 год. В этом же году сбегает из Узбекистана Абдували Юлдашев. Разыскиваемый за убийство двух офицеров УВД Наманганской области, он уходит в Пакистан. И через некоторое время тоже оседает в Таджикистане.

А Жумабай Намангони тем временем уже контролирует значительные таджикские территории.

Наконец настал день, когда собранная армия профессиональных убийц чуть не пригодилась во время ташкентских взрывов... Если верить материалам следствия, февральские события были не просто очередной вылазкой экстремистов. Неслыханной для нашего региона террористический акт замышлялся лишь как сигнал к началу большой войны, грозившей потопить в крови всю Центральную Азию.

Весна-лето 1997 года. В Стамбуле (Турция) зарождается план государственного переворота в Узбекистане. Организатор - Тахир Юлдашев. К заговору после некоторых колебаний присоединяется живущий в Стамбуле узбекский политэмигрант Муххамад Салих.

Известный писатель (настоящее имя - Салай Мадаминов) баллотировался в свое время в Узбекистане в президенты. Проиграв на альтернативных выборах Каримову, в 1994 году сбежал из страны. В эмиграции, насколько известно, искал пути возвращения на политическую арену. В мае 1995 года ездил в воюющий Грозный, встречался с Дудаевым, вел переговоры о подготовке боевиков. Отправил учиться в террористический лагерь в Пакистан своего сына.

Они нужны были друг другу. За Тахиром Юлдашевым стояла военная сила - хорошо обученная и идеологически обработанная (ваххабиты). За Муххамадом Салихом - огромные деньги. Примкнуть к заговору Салих согласился с одним условием: президентом будет он. “Для меня не имеет значения, какой строй будет в Узбекистане - коммунистический, демократический, религиозный, - говорил он, - лишь бы я стал президентом”.

Эмиссар Тахира летит в Чечню к полевому командиру Хаттабу. Тот соглашается каждые два месяца принимать по 20 человек. Вскоре в Чечне даже был создан специальный лагерь “Узбекский фронт”.

Основная база для координации действий террористов создана в Алма-Ате. Из Турции сюда поступает огромное количество религиозно-пропагандистской литературы. Затем из этой базы ее отправляют в различные районы региона (половина, кстати, отправляется в Бишкек - в некую “Организацию защиты мусульман”). Через нее переправляются в Узбекистан оружие и взрывчатка. Через нее отправляются в Чечню завербованные узбекские парни. Возвращающихся от Хаттаба молодых людей нужно отправлять обратно в Узбекистан - там давать жилье, средства. На это нужны деньги. На одном из собраний решено открыть бизнес-центры в Алма-Ате и Бишкеке, а доходы от бизнеса направлять на эти цели. Деньги дает и Мухаммад Салих. 1,5 миллиона долларов, утверждают соратники, Салиху выделила некая организация, видимо, из тех, за которыми стоят международные террористы, финансирующие войну в Дагестане и Чечне.

В интервью газете “Время МН” Ислам Каримов опроверг версию о том, что исламские боевики собирались воевать только против Узбекистана, поскольку в рядах боевиков было большинство представителей Объединенной таджикской оппозиции, те, которые не интегрировались в состав правительственных войск и составляют, по словам И.Каримова, “резерв” председателя ОТО г-на Нури. Тем более что боевики три раза атаковали Карамык, который весьма далек от узбекской границы, но является ключевым пунктом наркотрафика из Афганистана и главным перевалочным пунктом транзита наркотиков из Центральной Азии в Европу.

Ислам Каримов заявил, что Узбекистан может с полным правом провести боевую операцию против баз террористов на территории Таджикистана.

Республиканские СМИ полагают, что события в Дагестане и Кыргызстане - звенья одной цепи. И там, и тут за спинами боевиков стоит “террорист №1” - миллиардер Бен Ладен. Именно он “спонсирует” тех, кто прорвался в Баткен, потом в Чон-Алай.

События в Баткене вызвали массу вопросов и в прессе по этому вопросу были освещены позиции ряда видных политиков, а также отставных генералов-силовиков. В газете “Дело №” от 25 августа 1999 г. было опубликовано интервью с Ф. Куловым, лидером оппозиционной партии “Ар-Намыс”. Вице-президент Кыргызской Республики, министр внутренних дел, губернатор Чуйской области, министр национальной безопасности и мэр столицы – вот ступени его карьеры. Ф. Кулов, будучи вице-президентом страны, лично выезжал в Таджикистан на переговоры и знаком со многими полевыми командирами. Ф. Кулов считает, что в случившихся событиях виновато, прежде всего, Министерство национальной безопасности, которое по долгу службы было обязано предотвратить подобные эксцессы. При Кулове в МНБ было создано Управление общественной безопасности, главной задачей которого было изучение, прогнозирование и предотвращение конфликтов и социальных потрясений. В целях практического предотвращения конфликтов был создан антитеррористический центр “Калкан” (Щит), работающий по двум направлениям: оперативное отслеживание обстановки и проведение боевых операций. Центр должен был работать в самом тесном контакте с главными управлениями разведки и контрразведки. Приоритетным направлением деятельности Центра была ликвидация угрозы со стороны боевиков Таджикистана. В свое время генерал ставил вопрос о постепенной передислокации войсковых формирований с севера на юг республики, туда, где существует основная угроза безопасности и суверенитету страны. Но, к сожалению, после ухода Ф. Кулова в оппозицию начались гонения на работников МНБ И МВД, вполне успешно работавших вместе с ним. Только из Ошского управления МНБ было уволено и переведено 16 оперативных работников.

24 августа газета “Вечерний Бишкек” опубликовала интервью с кадровым чекистом, бывшим заместителем министра национальной безопасности республики генерал-майором М. Ниязовым. Генерал отметил, что разворачивающиеся сегодня в Баткенском районе события органы национальной безопасности прогнозировали еще в 1995-1996 гг. “Я лично готовил пакет документов по этому вопросу для президента А. Акаева, - сказал генерал, - позже, по окончании работы над ними, тогдашний министр МНБ А Бакаев со своей визой передал их главе государства и премьер-министру. Никакой реакции не последовало”.

В интервью газете “Вечерний Бишкек” от 10 сентября 1999 года бывший сотрудник Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР А. Атаханов обвиняет МНБ в том, что оно допустило проникновение на территорию Кыргызстана крупных бандформирований. Он отмечает также, что Минобороны, которое взяло на себя охрану государственной границы и знало о сложной ситуации в Таджикистане, не закрыло опасные участки. По мнению А. Атаханова, ошибочным было также решение отдать выкуп террористам.

А. Атаханов предлагает закрыть границы с соседними государствами, так как, по его мнению, открытые границы - это простор не только для наркобизнеса и контрабанды, но и для международного терроризма.

По мнению лидера коммунистов Кыргызстана, депутата Собрания народных представителей Жогорку Кенеша А.Масалиева, за баткенскими событиями стоят те силы, которые участвовали в разрушении СССР, в противопоставлении одних народов другим.

Некоторые республиканские эксперты анализируют ошибки кыргызстанской армии. Так, в статье “Генералы баткенских карьеров” в газете “Слово Кыргызстана” от 15 октября 1999 года отмечается, что в армии имела место кадровая чехарда, на руководящие должности назначались земляки, знакомые и однокашники генерала М.Субанова, военное руководство занималось распродажей вооружения и военного имущества.

В то же время официальные лица придерживаются совершенно иного мнения. Секретарь Совета безопасности Болот Джанузаков считает, что руководством Кыргызстана была выбрана единственно правильная тактика, в результате которой без большого кровопролития Кыргызстан одержал победу над врагом.

Согласно материалам прессы, война унесла 32 жизни наших граждан, в том числе 17 на поле боя, только на повышение боеспособности войсковых подразделений государство выложило более 400 миллионов сомов.

В конце ноября 1999 года ожидается, что на Всеармейском совещании Главнокомандующий Вооруженными силами Кыргызской Республики Президент А.Акаев подведет итоги событий на юге страны и будет разработана новая концепция развития обороноспособности Кыргызстана.

Указом Президента Кыргызской Республики высоких государственных наград удостоено более 300 солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров, представляющих все виды Вооруженных сил страны, а также граждане мирных профессий, в том числе 17 посмертно. Орденом “Манас” 3 степени награждено 32 человека, медалью “Эрдик” награждено 142 человека, медалью “Данк” 6 человек. Почетной грамотой Кыргызской Республики награждены 158 человек.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL