"ОПИУМНАЯ ВОЙНА" В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО
полковник милиции, координатор международного антинаркотикового Проекта ООН "Ошский узел".

На наших глазах в постсоветской Центральной Азии и в соседнем воюющем Афганистане уже несколько лет идет настоящая "опиумная война". Этот трагический термин "опиумные войны", к сожалению, истории очень хорошо известен.

Еще в 30-х годах прошлого века могущественная Британия запретила ввозить в метрополию выращиваемый в индийской колонии опиум и начала поставлять опий в Китай, где был огромный рынок сбыта, а значит, и гигантский источник доходов от черного бизнеса. Чтобы противостоять контрабанде, китайские власти начали проводить запретные мероприятия и были тут же задавлены. Нарконувориши через правительственное лобби и печать обвинили Китай в попытке препятствовать "свободной торговле", и началась настоящая война, вернее сказать, серия войн, длившихся несколько лет, наряду с Великобританией, своими вооруженными силами поддержали Франция и США. Китай, таким образом, на долгие годы стал полуколонией. Эти войны история метко окрестила "опиумными".

С тех пор прошло много времени. И сегодня такая война развертывается здесь, в нашем регионе. Развертывается она по старому, давно известному сценарию, который был разыгран, например, в 60-70 годах ХХ века в Бирме, где плантации опийного мака на протяжении многих лет кормили и вооружали целую армию сепаратистов. В Колумбии кокаиновые джунгли и сегодня еще питают вооруженные кланы, ведущие кровавую борьбу за власть, за влияние на мировом рынке наркотиков в погоне за сверхбарышом.

С распадом СССР опиумная война перехлестнула через южные границы бывшего Союза и уже оставляет пороховой след на территории Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана. По данным Администрации по борьбе с наркотиками США, 1 доллар, вложенный в наркобизнес, приносит 12240 долларов прибыли. Такие доходы больше не дает ни один бизнес. Ни оружие, ни незаконная эмиграция таких прибылей не приносят. По данным того же ведомства, в 1994-95 годах международная наркомафия контролировала правительства 24 стран мира, оказывая влияние на принятие важнейших политических решений. Почти 20 лет войны в Афганистане, события последних лет в Таджикистане, так называемый "таджикский" синдром" - это тоже продолжение опиумных войн. Именно наркоденьги, несмотря на частую смену властей в Афганистане, по-прежнему подпитывают эти войны.

ООН недавно опубликовала такие данные: в Афганистане, который не имеет мандата на выращивание опиумного мака, незаконно выращивается 3 тыс. тонн опиума в год. Это колоссальная цифра! Такое количество наркотиков способно поставить на колени не только наш регион, но и весь. И уж коли деньги вложены, этот бизнес будет расширяться. Традиционным маршрутом для вывоза наркотиков из Афганистана был Иран. Из района "золотого полумесяца" (труднодоступный стык границ Афганистана, Пакистана и Ирана) караваны с опием-сырцом шли в Иран, далее - в Турцию и по морским путям еще дальше - в Европу, во Францию, в Италию, где он перерабатывался в героин. В середине 80-х, когда в Иране укрепилась исламская революция, был объявлен джихад ("священная война") наркотикам, ужесточено законодательство, введена высшая мера наказания за торговлю зельем, созданы и специально обучены отряды Национальной исламской гвардии. В горы, где никто не живет, и этим ловко пользуются контрабандисты, проложено 4,5 тысячи километров бетонных автодорог, чтобы оперативно маневрировать силами и средствами. Ущелья, тропы вдоль границы патрулируют вертолеты. Иран - не очень богатая страна. Но она пошла на такие затраты, чтобы сохранить здоровье и генофонд нации, поднять свой престиж на международной арене. Эти усилия были поддержаны ООН, выделившей за счет стран-доноров целевым назначением несколько миллионов долларов на осуществление антинаркотиковых мероприятий в Иране.

В этих условиях наркобизнес стал искать другие пути поставки опия, героина, гашиша в Европу.

Распад СССР, незащищенность границ в 1991-92 годах до формирования единой пограничной службы России, способствовали тому, что наркоэкспансия перешла на территорию центральноазиатских республик бывшего Союза. Только к середине 1994 года в Горном Бадахшане, например, удалось хоть как-то наладить антинаркотиковую деятельность таможенников, пограничников, милиции и подразделений госбезопасности. Тогда же, в 1992-м, ситуация на границе не контролировалась и опий из Афганистана, Пакистана буквально хлынул в Горный Бадахшан, а оттуда - в Ферганскую долину и дальше - в Россию, страны Балтии, где объявился прекрасный рынок сбыта, так как появились большие "свободные" деньги. Россия спохватилась и стала укреплять контакты с правоохранительными органами суверенных республик, искать пути совершенствования охраны границы, вкладывать средства в проведение совместных операций по разоблачению наркодельцов, пресечению наркотрафика. Но время было упущено. Слишком много людей из местных жителей уже оказались втянутыми в наркобизнес, почувствовали запах легких денег. А немало было и таких, для кого этот опасный промысел стал единственным источником пропитания. Для Горно-Бадахшанской Автономной области Таджикистана - нынешнего плацдарма наркомафии, - эта трагедия еще больше усугубилась тем, что в "старые добрые времена" при Советском Союзе, она снабжалась прямо из центра, из Москвы. Те, кто жил здесь постоянно, или как-то попадали тогда в Бадахшан, в эту закрытую погранзону, были счастливчиками. Там можно было купить весь мыслимый и немыслимый дефицит. Каждый день караван из сотни машин челночил туда и обратно, доставляя в ГБАО различные грузы. Все - от иголки до угля. Тонна угля в долине, например, в Ангрене или Кызыл-Кия, стоила 11 рублей, а в ГБАО доставка обходилась в 90 рублей, но продавалось топливо по тем же ценам. Государство терпело убытки ради людей. И за многие годы местные жители привыкли к такому порядку вещей, решили, что так будет всегда.

Промышленности в ГБАО практически нет. Маленький хлебозавод и крохотная ювелирная фабрика. И когда люди уже на следующий день после того, как ошские и душанбинские базы перестали поставлять туда продукты, пришли в магазин, то увидели голые полки. Началась паника. Как жить дальше? И тогда бадахшанцы начали лихорадочно искать, где и на какие средства можно купить продукты. Кроме опиума, который буквально повалил из Афганистана, они другого товара предложить не смогли.

Тогда, в 1992-м, на границе за пару сапог можно было выменять килограмм зелья - шел натуральный обмен. И в тех страшно тяжелых 1992-93 годах опиум для большинства бадахшанцев стал единственным средством выживаний. Но вскоре натуральный обмен прекратился - менять стало нечего. И в ход пошли уже "отмытые" опиумные деньги, а процесс "купли-продажи" взяли под контроль наркодельцы. Приобретая килограмм зелья в Хороге за 500-550 долларов, его продавали за 1,5 тысячи в Оше, в Бишкеке - уже за 4 тысячи, а в Алматы - за шесть. 500 долларов и 6 тысяч - вот чистая выгода за полторы тысячи километров доставки. Риск в стократ оправдывал себя. И десятки, сотни новых торговцев опием брались за это ремесло. И проблема начала очень интенсивно "раскручиваться". Вот некоторые цифры, которые свидетельствуют о росте наркоэкспансии в нашем регионе. Если в 1991 году из незаконного оборота было изъято 3,5 килограмма опия, а с 1974года, когда в Кыргызстане были прекращены посевы опийного мака, и по 1992 год включительно - около двадцати килограммов контрабандного зелья, то в 1993 году - 153 килограмма! С каждым последующим годом эта цифра резко увеличивалась (1994 г. - 198 килограммов, 1995 г.- 620 килограммов), и в 96-м году было зарегистрировано 2922 наркопреступления, изъято 807 килограммов опия. За 9 месяцев 1997 года выявлено уже 2400 наркопреступлений, задержано 2125 совершивших их лиц, изъято из незаконного оборота 921 килограмм опиума афганского производства. Афганистан наращивает посевы, и, к сожалению, все больше и больше их становится в Таджикистане, да и у нас, в Кыргызстане. Если за весь 1990 год было выявлено 159 уголовно-наказуемых фактов посева наркотиков, то в прошлом году - уже 245. Причем доведенные до нищеты люди перестали бояться ответственности, нередко выращивают опийный мак в открытую. Если раньше "отраву" сажали где-то высоко в горах, маскировали среди картофеля, в кукурузе, то теперь - прямо на приусадебном участке, на даче, у себя во дворе.

Недавно такую делянку - 10000 (!) кустов опиумного мака, милиция обнаружила на огороде рецидивиста Н.Кубатина практически в самом центре Бишкека!

Этим бизнесом, главным образом, занимаются люди, которым свыше 60 или моложе 30 лет, т.е. наименее социально защищенные слои населения. Много раз во время рейдов по уничтожению посевов приходилось слышать - чего вы пришли? Чего ты тут ищешь? Кто меня завтра будет кормить, меня и моих детей? На это отвечать, к сожалению, нечего...

Наркоэкспансия расширяется, растет количество потребителей наркотиков и внутри республики. Одно время считалось, что опийный бум нам не страшен. Но потом американские коллеги нас просветили, зря, мол, вы надеетесь, что весь опий уходит за пределы Кыргызстана. Наркомафия оставляет определенную часть опиума здесь, ей выгодно иметь "рабов", которые будут постоянно зависеть от наркотика. Но это, во-первых, а во-вторых, вот вам пример Пакистана. Это страна с достаточно мощным исламскими устоями, которая действительно борется с наркобизнесом и вкладывает в это немалые средства. В течение 20 лет через ее территорию шел наркотрафик, и там все говорили - нет, вся отрава уходит, к нам ничего не "липнет", так как наш народ толерантен к наркотикам. Оказалось, что через 20 лет они взрастили 3 миллиона собственных героиновых наркоманов, практически неизлечимых. Страшная цифра.

В 1992 году, когда раны агрессии бывшего СССР против Афганистана еще только начали заживать, в Иране на международной конференции наши "афганские коллеги" впервые заговорили, что сегодняшняя наркоэкспансия из Афганистана - это ответ на вооруженную советскую акцию в 1979-м. Жестокая месть. Если они именно этим путем решили свести счеты, то это очень коварный и реальный расчет. Это, наверное, единственный путь, которым нас можно поставить на колени. Если такая интенсивность наркоэкспансии будет продолжаться еще 10-15 лет, то здесь действительно все поголовно будут потреблять наркотики. Другой альтернативы просто нет.

Еще одна проблема, которую несет с собой мутный опийный поток - это размах коррупции. Наверное, она даже страшнее, чем сам по себе опиум. Сегодня мы вынуждены констатировать, что коррупция все больше и больше разлагает общество. Она объединилась с наркобизнесом и подпитывают друг друга. Крупные чины из госструктур, таможни, милиции оказались втянутыми в наркобизнес, коррумпировались. В Оше недавно закончили судебный процесс над 5 сотрудниками подразделения по борьбе с наркобизнесом. Их разоблачила служба безопасности МВД. В ходе предварительного расследования и суда вскрыты вопиющие, позорные факты. Преступники в милицейской форме действовали несколько лет, имели выходы далеко в Афганистан, были связаны непосредственно с лидерами различных боевых формирований, полевыми командирами, которые напрямую поставляли опий.

А чего стоит недавнее сообщение официального Душанбе о задержании заместителя начальника Управления внутренних дел таджикской столицы с 61,5 килограмма опия-сырца, который он намеревался переправить в Кыргызстан?!

Коррупция - это второе, что может поставить нарождающуюся демократию в Кыргызстане на колени. Она и без того традиционно всегда давала о себе знать в Азии, а подогреваемая опиумом, колоссальными деньгами, устоять против которых не хватает моральных сил, становится особенно опасной. Напомню, что зарплата офицера милиции, например, равна 40 долларам в месяц. А наркомафия за то, чтобы он, дежуря на контрольно-пропускном пункте, просто "закрыл глаза", когда будет проходить машина с заполненным опием тайником - дает десять окладов вперед. Даже если мы поднимем зарплату в несколько раз и будем платить 2 тысячи долларов, все равно мафия всегда сможет дать больше. И выхода из этой ситуации, по крайней мере, в ближайшее время, не предвидится...

Опийное половодье несет с собой и оружие. В самом начале наркоэкспансии бадахшанские боевики гарантировали: "С опиумом мы справиться не можем, потому что это действительно средство выживания, а вот оружие к вам не пустим, оно нам самим нужно, не волнуйтесь". Но потом пошло и оружие. Сейчас на наших границах и в самом Оше изымаются даже ручные ракеты типа "земля-воздух", что сродни американским стингерам. Для чего они поступают в этом и без того предельно "заряженный" регион? Это ведь кому-то нужно.

И религиозный, и этнический, и национальный факторы - все эти проблемы достаточно остро обозначены здесь. Обилие оружия в таких условиях может скоро дестабилизировать обстановку.

В последнее время через наши границы пошел героин. Причем в Кыргызстане стали изымать героин высшей пробы, который можно изготовить только в лабораторных условиях, на основе сложных технологий. Наши спецслужбы обнаружили, что из Пакистана эти лаборатории "перекочевали" недавно к границам ГБАО Таджикистана, а возможно, обустраиваются в Мургабе. Отсюда же совсем близко до Оша, и первые 900 граммов героина мы обнаружили у наркокурьера, который собирался вылететь рейсом Ош-Новосибирск. Из-за малых по сравнению с опием объемов, героин легче упаковать и спрятать, обнаружить его в тайниках крайне сложно, а обезвредить на горных тропах перевозчиков - еще труднее. Кроме того, недавно в Ошской области открыли контрольно-пропускной пункт "Иркештам", дающий выход в Китай, на Каракорумское шоссе. Этим путем несомненно попытается воспользоваться пакистано-афгано-таджикская наркомафия. Не случайно официальные власти Китая сразу предложили нам заключить соглашение о сотрудничестве в борьбе с наркобизнесом.

Такая вот непростая ситуация складывается в центральноазиатском регионе. В ней немалую роль продолжает играть наркофактор. И обстоятельство это никак нельзя сбрасывать с политических весов сопредельным государствам.

Можно ли прогнозировать, что те силы, которые занимаются наркоторговлей, будут заинтересованы в том, чтобы, во всяком случае два государства региона - Таджикистан и Кыргызстан, находились в перманентом состоянии нестабильности, в котором Таджикистан сейчас и находится? К сожалению, да. Помню, во время поездки в Бадахшан в 1993-м году мы были потрясены сообщением о том, что в районе Тавильдары неизвестные уничтожили автокараван из 50 машин, доставлявших муку, другие продукты, направляемые из столицы Таджикистана в Хорог. Погибли люди. Расследование не обнаружило конкретных виновников. Кому была выгодна эта кровавая акция? Наркомафии, которой нужна нестабильность и выгодна слабая, аморфная госвласть, неспособная установить твердый порядок. Ей не нужны ни коммунисты, ни фашисты - необходим конфликт. Длительный, перманентный.

И как только намечаются хоть какие-то подвижки к согласию, сразу же разыгрывается классический сценарий - вмешивается "третья сила", проливается кровь, и процесс урегулирования застывает или отбрасывается назад.

Не на опиуме ли замешано недавнее столкновение милиции и таможни в Душанбе, вылившееся в вооруженное противостояние с человеческими жертвами?

Но несмотря ни на что, Кыргызстан "не опустил руки", здесь не ждут, пока все разрешится само собой. Нет, принимаются адекватные меры. По нашему образцу в Таджикистане недавно была создана государственная комиссия по контролю наркотиков. Такая комиссия в нашей республике была создана еще в 93-м году по Указу Президента. Самостоятельная служба по борьбе с наркобизнесом в Кыргызстане была создана в 91-м году, самая первая теперь уже в бывшем Советском Союзе. Мы первыми присоединились ко всем международным Конвенциям ООН по наркотикам, создали Национальный центр исследования наркотиков, приняли уже вторую государственную антинаркотиковую Программу. И сегодня правомерно говорить о четкой и последовательной антинаркотиковой стратегии Кыргызстана. Сейчас по нашему пути пошел Таджикистан, официально заявивший о своем неприятии наркотиков и запрете их выращивания.

Однако, ни Кыргызстану, ни Таджикистану, даже если мы объединим наши усилия с Россией, не найти больших средств для быстрого и и кардинального решения этой проблемы.

Кыргызстанцы вправе рассчитывать здесь на активную поддержку тех стран, которые заинтересованы остановить наркоэкспансию подальше от своих собственных границ и на дальнейшую помощь Организации Объединенных Наций, уже развернувшую в республике международный антинаркотиковый Проект.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама - Advertorial UP - ВВЕРХ E-MAIL