ТАДЖИКИСТАН И ТАЛИБЫ

Валентин БУШКОВ
кандидат исторических наук, Институт этнологии и антропологии Российской Академии наук


Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 95-06-17607.


В течение последних года-полутора в прессе заметное место заняла тема, связанная с движением "Талибан" в Афганистане. Уже осенью 1996 года, в связи с наметившимися военными успехами талибов в их борьбе с центральным правительством, их все чаще стали связывать с ситуацией в Республике Таджикистан, точнее, с Объединенной таджикской оппозицией (ОТО), базирующейся в Афганистане.

После захвата силами талибов Кабула и введения там некоторых норм шариата, в российских СМИ зазвучали тревожные, а порой и панические нотки, выражающие боязнь, в том числе и ряда высокопоставленных политиков, за возможность прямого вмешательства талибов в таджикистанский конфликт на стороне ОТО.

Рассмотрим, насколько оправданы такие опасения.

Будучи вытесненными в конце 1992 - начале 1993 годов отрядами Народного фронта в северные районы Афганистана, силы таджикской оппозиции и их семьи встретили в этих районах родственное таджикское и другое население. Причем родственное не только в широком этническом понимании, но и просто в человеческом, поскольку многие южные таджики имеют в Южном Афганистане своих кровных родичей. Такие же родственники в Афганистане были и у жителей Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана - памирских народов: рушанцев, шугнанцев, ишкашимцев и некоторых других, издавна живущих как на правом, так и на левом берегах Пянджа (название реки в верховьях - Гунт, прим. ред.).

Более того, близкородственным было и тюркоязычное и иное население юга Таджикистана и севера Афганистана. И там, и там жили узбеки, туркмены, арабы и некоторые другие народы. И здесь также было заметным не только племенное единство, когда, например, на обоих берегах Амударьи жили узбекские племена каттаганов, кунградов, карлуков, кенегесов и др., но и единство на родоплеменном и семейно-родственном уровнях.

Однако ситуация с талибами заставляет вкратце остановиться на общей этнической ситуации в Афганистане. Наиболее крупной этнической группой являются здесь афганцы, или пуштуны (патаны), составляющие на середину 1980- годов 52 процента всего населения Афганистана и общей численности в 9 миллионов человек. Пуштуны расселены преимущественно к югу от хребта Гиндукуш. В то же время и в этих районах они не занимают сплошь всей территории, проживая чересполосно (а точнее, по рельефно-климатическим зонам) с таджиками, хазарейцами, белуджами и брагуи. Число пуштунов к северу от Гиндукуша, куда они начали переселяться во второй половине XIX века, невелико. Значительное число пуштунов до сих пор ведет кочевой или полукочевой образ жизни.

Второй крупнейшей группой населения являются таджики, компактно живущие в Гератской долине и к северу от Кабула, а также в провинции Бадахшан (совместно с памирскими народами). Число таджиков в середине 80-х годов достигало 3,5 миллионов человек (20 процентов населения) и памирцев - 110 тысяч человек. В настоящее время их численность может достигать 4 и более миллионов человек. Признанный лидер таджиков Афганистана Ахмадшах Масуд, предки которого переселились в Афганистан с территории советской Средней Азии. Отряды таджикской оппозиции базируются на территории, подконтрольной Масуду. Однако использование этнонима "таджик" в Афганистане не всегда четко, поскольку так называют себя иногда и группы, другие по происхождению, в том числе и пуштуны, говорящие на фарси.

Третьей наиболее крупной группой населения Афганистана были и остаются узбеки. Их численность на 1986 год составляла 1,5 миллионов, или около 9 процентов населения (сейчас, вероятно, свыше 2 миллионов человек). Расселены к северу от Гиндукуша на территории, называющейся Чорвилойят (четыре области), где ранее существовали независимые узбекские княжества Меймеке, Ахча, Балх и Кундуз.

Лидер афганистанских узбеков - генерал Абдурашид Дустум (Достум), командир 53-й пехотной дивизии, подразделения которой принимали участие в боях на стороне вооруженной (афганской) оппозиции. Дустум в течение длительного времени поддерживал и поддерживает тесные контакты с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, неофициально посещая Ташкент.

В 1992 году Дустум организовал Национальное исламское движение Афганистана (НИДА) на этнической основе и стал его руководителем. Задачей НИДА стала борьба за создание в Афганистане федеративного государства, "основанного на религии ислама" (пункт 2 документа "Политические цели Национального исламского движения").

Ситуация в Афганистане в последние годы имеет много общего с таджикистанской. И там, и там общество недостаточно монолитно, как по территориальному, так и по этническому признакам. И в Таджикистане, и в Афганистане между различными территориальными и этническими группами существуют различного рода противоречия, основанные на различных интересах. Хотя, допустим, в Таджикистане более заметны различия между территориями (историко-культурными областями), население которых складывалось из различных этнических компонентов и имеет локальные языковые, культурные, хозяйственные отличия, а также различный менталитет. А в Афганистане, видимо, основные противоречия смещены в область межэтнических отношений, хотя и тесно связанных с понятием "своей" территории.

И, наконец, следующая ситуация позволяет сопоставлять Афганистан с Таджикистаном. После введения в Афганистан советских войск значительная часть пуштунов, сезонные кочевья, зимовки и селения которых располагались здесь, бежали в соседний Пакистан, образовав очень подвижную диаспору в изгнании. Аналогичная ситуация сложилась и в Таджикистане, когда значительная часть населения ряда горных областей (преимущественно каратегинцев и дарвазцев), оказалась в соседнем Афганистане.

Таким образом у обеих диаспор есть безусловное моральное оправдание - стремление вернуться домой. Это, безусловно, обосновывается определенными идеологемами (в обоих случаях основывающихся на ценностях ислама) и имеют схожие организационные формы (военные структуры).

Кроме того, в случае с пуштунским движением "Талибан", явно прослеживается стремление военным путем установить традиционную для относительно централизованного Афганистана власть пуштунов, сохранявшуюся по крайней мере с 1747 года, когда возникла единая Дурранийская держава, что также можно считать положительным фактором, объективно способствующим восстановлению в Афганистане традиционного баланса сил, нарушение которого и в Таджикистане, и в Афганистане имело самые плачевные и разрушительные последствия.

Каковы же наиболее значимые черты движения талибов? По некоторым сведениям, оно возникло в середине 1980-х годов в рамках широкого плана пакистанских спецслужб по оказанию действенной поддержки афганским моджахедам. Было организовано множество религиозных школ, где обучались дети беженцев-пуштунов и сирот, ставших первыми талибами. Собственно студентов-богословов (т.е. получивших образование в медресе), среди них немного, в связи с чем их религиозные воззрения имеют мало общего с книжной богословской традицией и больше соответствуют системе воззрений, называемых "народным" исламом. Кроме того, в отличие от крайних экстремистов, они трактуют религию как защитницу патриархальных условий, а не как средство для революционного передела мира.

Кроме того, и реальное соотношение сил в Афганистане свидетельствует о принципиальном ограничении военных возможностей талибов: по некоторым оценкам, их вооруженные отряды насчитывают 50-60 тысяч человек.

В то же время талибам противостоят: 60 тысяч человек из формирований правительственных войск под командованием Масуда; отряды НИДА численностью до 70 тысяч человек под командованием Дустума и Партии исламского единства Афганистана (ПИЕА) до 10 тысяч бойцов. Существует также относительно нейтральная сила, состоящая из отрядов других партий и движений от Национального исламского фронта Афганистана (лидер С. Гейлани) до афганских исмаилитов (лидер С. Надери). Общая численность их формирований - до 80 тысяч человек. Таким образом, расстановка сил не в пользу талибов даже в стратегическом плане.

Становится ясно, что предположения ряда российских политиков и средств массовой информации о том, что таджикская оппозиция в союзе с талибами намерена оккупировать Таджикистан с Узбекистаном, "присоединив к Афганистану территории вплоть до Бухары" лишены серьезных оснований, хотя, конечно, вряд ли стоит отвергать сообщения о контактах руководства таджикской оппозиции и движения "Талибан", контактах, в общем, вполне естественных.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама - Advertorial UP - ВВЕРХ E-MAIL