АБХАЗИЯ, КОСОВО И ПРАВО НА ОТДЕЛЕНИЕ

Марко СИДДИ


Марко Сидди, стипендиат программы Марии Кюри, аспирант Школы социальных и политических наук Эдинбургского университета (Эдинбург, Великобритания)


Введение

26 августа 2008 года Российская Федерация признала независимость Абхазии и Южной Осетии — территорий, отколовшихся от Грузии. В заявлении, разъяснявшем причины, по которым Россия сделала это, президент Дмитрий Медведев ссылался на "свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов" и на международные документы, в которых среди прочего подчеркивается и принцип права народов на самоопределение, — прежде всего на Устав ООН, Декларацию 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625) и Хельсинкский Заключительный акт (1975 г.) Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Д. Медведев также разъяснял, что, ­после того как Грузия, по его утверждению, прибегла к политике геноцида в Южной Осетии и планировала сделать то же в Абхазии, народы Южной Осетии и Абхазии имеют право решить свою судьбу сами.

Таким образом, в августе 2008 года Россия поддержала остающийся спорным принцип права народов на внешнее самоопределение (отделение и выход из состава государства) в исключительных ситуациях — принцип, против которого она категорически возражала прежде, особенно в случае с провозглашением независимости Косова. Внешнее самоопределение предполагает "право каждого народа выбирать для себя форму суверенитета". Принцип внешнего самоопределения идет дальше внутреннего самоопределения, касающегося в основном "права народов самим выбирать для себя форму управления" в рамках единого суверенного государства. Таким образом, принцип внутреннего самоопределения относится к гарантиям прав меньшинств, региональной автономии или отношений федерализма в рамках существующего государства. Внешнее же самоопределение связано прежде всего с правом на создание представляющего тот или иной народ международно признанного независимого государства. Иными словами, внешнее самоопределение предполагает выход некоторой части населения из состава страны с согласия центрального правительства или же сецессию без согласия правительства и образование этой группой нового государства. Поскольку состояние и применение международного права определяют прежде всего суверенные государства, а сецессия угрожает их территориальной целостности, принцип внешнего самоопределения остается предметом ожесточенных дискуссий.

Спорность этого принципа усугубляется еще и тем, что в рамках концепции самоопределения данное право принадлежит "народам". А определение народа, как оно зафиксировано в международных документах и судебных решениях, является весьма неопределенным и допускает самые различные толкования. Признаки языка, расовой принадлежности и религии еще не дают возможности сформулировать надежный критерий, который позволял бы признавать или не признавать ту или иную общность народом. К тому же вплоть до настоящего времени в…………


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL