ИСТОКИ

80-ЛЕТИЕ КОКАНДСКОЙ АВТОНОМИИ.

9 декабря 1917 г. члены партий узбекской национальной буржуазии, большей частью объединенные в "Шуро-и-Исламия", представители интеллигенции-джадиды, клерикалы из партии "Шуро-и-Улема", члены партий меньшевиков, кадетов, эсэров, представители руководства Белого движения, собравшиеся на 4-ый съезд Центрального Туркестанского Национального Совета, провозгласили автономию Туркестана. Избранное съездом правительство автономии, вошедшей в историю края и демократического движения под названием Кокандской, возглавил видный общественно-политический деятель Мустафа Чокай - Бей. Кокандская автономия уже в первые дни существования была признана великими державами, по праву видевшими в ней первую в истории Туркестана демократическую республику, независимую от большевистской России.

Примечателен тот факт, что в правительстве Кокандской Автономии одна треть мест принадлежала представителям русской буржуазии и российских политических партий, что уже само по себе говорит об объективности советской исторической науки, именовавшей Кокандскую Автономию не иначе, как "националистическая". Заметим попутно, что самым веским аргументом большевистской пропаганды против Кокандской Автономии было: "прикрываясь лозунгом автономии, ... хотели восстановить частную собственность на землю и средства производства (К. Иноятов. Ответ фальсификаторам истории Советской Средней Азии и Казахстана. Ташкент - 1962. стр. 50).

Трудо удержаться от сослагательного наклонения, пытаясь представить, каким путем пошло бы развитие края, да и самой России в том числе, если бы первые ростки демократии в лице Кокандской Автономии не были утоплены в крови Красной Армией. Несмотря на короткий срок существования, Кокандская Автономия стала столь значимым явлением в жизни и истории народов нынешней Центральной Азии; ее идеи и образ так долго вдохновляли борцов за национальную независимость, против большевизма, что на уничтожение документов и физическую ликвидацию всех, связанных с ее созданием и защитой, на замалчивание самого этого факта громадного общеисторического значения, а впоследствии и на фальсификацию истории Кокандской Автономии, большевики потратили не одно десятилетие. О влиянии идей Кокандской Автономии, ставшей "первой организованной попыткой сопротивления местного населения советскому режиму (Alexander G Park. Bolshevism in Turkestan 1917-1927. New-York, 1952, стр. 50) говорить и то, что даже после подавления Кокандской Автономии большевики были вынуждены созданное ими в 1918 году на еще дымящихся ее руинах марионеточное образование назвать - "Туркестанской Автономией".

Надежды на то, что с провозглашением независимости в странах Центральной Азии историческая правда, наконец, восторжествует и демократическое движение в Центральной Азии обретет свои исторические корни, довольно призрачны.

Власть в странах Центральной Азии по-прежнему находится в руках партноменклатуры, пусть и бывшей, чьи прежние убеждения, пусть слегка и модернизированные за время перестройки и независимости, по сути своей остались неизменными. Общественным сознанием по-прежнему манипулируют официальные, а иных нет, пресса, телевидение и радио, внушая населению, что либеральные ценности западного общества или, для особо непонятливых, "иудео-христианской западной цивилизации", чужды цивилизации восточной и не имеют в ней исторических корней.

Показать эти корни, обнажить хотя бы первый, ближайший по времени и не совсем еще забытый пласт, не говоря уже о мало кому известных поисках философов древности - задача рубрики "Истоки", которая в этом году в основном будет посвящена материалам о Кокандской Автономии, в подготовке которых редакция приглашает принять участие всех читателей.

Первую в этом году публикацию рубрики "Истоки" мы посвящаем главе Кокандской Автономии Мустафе Чокай-Бею.

Мустафа Чокай-Бей - политик, публицист, человек.

Жизнь и деятельность Мустафа Чокай-Бея, (7.12.1890 - 27.12.1941) пришлась на перелом эпох, совпала с периодом бурных социальных потрясений, отдаленные последствия которых сегодня пытаются преодолеть страны Центральной Азии. Выходец из известной в Туркестане аристократической семьи, он получил прекрасное домашнее образование, открывшее ему затем дорогу в ташкентскую гимназию, где он обучался уже на русском языке. Природная одаренность и стремление к знаниям позволили ему и в гимназии достичь успехов и окончить ее с наградой первой степени. По окончании Мустафа Чокай-Бей отправляется в Петербург, где поступает в университет, на юридический факультет.

Вращаясь в среде студенческой молодежи и петербургского общества, Мустафа Чокай-Бей, интересовавшийся не только научными вопросами, но и политическими учениями, обратил на себя внимание своими познаниями и скоро стал душой общества. Мало того, будучи выходцем из известного аристократического рода и, по материнской линии, имея также родственные связи со двором хорезмского хана, он был принят и в придворных кругах Петербурга, - писал сотрудник выходившего в Париже журнала "Яш Туркестан" Джумаев на страницах выпуска, посвященного 60-летию со дня рождения и 8-летию со дня смерти Мустафы Чокая.

В период его пребывания в Петербурге Мустафа Чокай был в тесной связи со своими соотечественниками, которые в то время жили в Петербурге, ставшими его единомышленниками и во многом разделившими его судьбу. Это занявшие достойное место в истории и культуре края Сиралы Лапин, Алихан Букейхан, тогда уже член Гос. Думы, Махмуд-Ходжо Вехбуди, Мунебер Кары и Ахмед Байтурсун.

Революция 1905 г., казалось, открыла перед всеми народами царской России возможность политической деятельности и развития, дала новый импульс зарождавшемуся движению джадидов в виде представительства в созданную революцией 1905 года Государственную Думу. Но эта возможность вскоре была пресечена столыпинской реакцией.

Чтобы дать им возможность, хотя бы косвенным образом, проявить на официальной трибуне свою политическую активность, депутатами из других краев России была образована Мусульманская фракция при Государственной думе. В 1914 г. в политическом представительственном бюро при Мусульманской фракции Туркестан был представлен 24-летним Мустафой Чокаем, - пишет в том же памятном выпуске "Яш Туркестан" д-р Тахир Чигатай.

Февральскую революцию 1917 года Мустафа Чокай встречает уже зрелым политиком и, исполненный надежд, принимает решение вернуться на родину для активной политической деятельности. Мустафа Чокай избирается председателем Комиссии Представителей от Туркестана, которая должна была принимать участие в работе Учредительного собрания. Однако безвольность тогдашней российской демократии послужила причиной захвата власти в России большевиками, - читаем мы далее на страницах "Яш Туркестан".

Петербургский опыт политической деятельности, некоторое знакомство с нравами большевиков и первые эксцессы "триумфального шествия советской власти" приводят Чокая и его единомышленников к решению создать независимую от большевистской России автономию, главой правительства которой он впоследствии и был избран. После подавления Кокандской автономии, прибывший в Париж через Кавказ и Турцию Мустафа Чокай начинает свою - длившуюся более 20 лет -заграничную деятельность, большую часть которой он посвятил тому, чтобы дать знать цивилизованному миру о притеснениях, творимых на его родине большевиками.

Пожалуй, он стоял у истоков того, что впоследствии вылилось в целое направление в политических науках - советологию. Изданная им в 1928 году в Париже книга "Советы в Средней Азии", ставшая одной из первых в огромной ныне библиотеке разоблачений "красного империализма", сразу же привлекла внимание международной общественности, вызвала шок у большевиков.

В предисловии к французскому изданию этой книги один из руководителей Французской социалистической партии Пьер Ренодель писал:, "Г-н Чокаев, который принадлежит к самым культурным людям своей страны, рисует нам в этой книге страшную картину крови, угнетении и невежества. Книга г-на Чокаева является документом, который лишний раз убеждает нас в том, что если русская революция 1917 году пробудила надежды, то большевистский Октябрьский переворот обратил их в прах. На основании цитат из "Правды Востока", большевистской газеты в Ташкенте, других документов, г-н Чокай показывает, как применяются в Туркестане методы настоящей русской империалистической и националистической колонизации. Рядом с этим описываемые г-н Чокаевым политические комедии о том, как русско-туркестанский коммунизм пытался установить, является ли Ленин пророком (в кораническом смысле) или нет - заставляют социалистов краснеть при виде того, как их идеалу приписываются столь печальные результаты".

- Имя Мустафы стало известно широкой публике не только в Туркестане, но и во всем Советском Союзе, о чем свидетельствовали получаемые оттуда, разными способами, газеты и брошюры. Не раз приходилось слышать от изредка попадавших сюда туркестанцев изумление, что поднятый вокруг Туркместана шум исходит почти от одного человека, - вспоминал бывший член Государственной Думы и министр иностранных дел Грузии А. Чхенкели.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL