КОНСТИТУЦИОННЫЙ НАДЗОР: ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА

Ашурбой ИМОМОВ


    Для общества, освобождающегося от тоталитарного режима, особенно важным является вопрос об организации власти и ее государственно-правовых структур, ибо сохранение прежних структур в какой бы то ни было форме ляжет тяжелым бременем на нарождающиеся политические институты демократии.

    Широко известно выражение: "Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Тоталитарная власть – прямая дорога к произволу, вседозволенности, удушению самого великого, что дает прогресс человечества, - свободы. И развращает абсолютная власть не только ее носителей, но и всех людей, все общество".1 Этот бесспорный тезис имеет большое значение для систем государственных органов, поскольку для нее необходим механизм, определяющий пределы власти и осуществляющий контроль. С этой целью, благодаря лучшим умам человечества, разработана и во многих развитых странах мира конституционно осуществлена идея разделения властей.2 При этом особенно важна роль судебной власти. Именно принижение и игнорирование роли суда во многом становится благоприятной средой для расцвета тоталитаризма и режима личной власти. Суд не только карает личность за противоправные деяния, но и призван воздействовать на государственные органы, отступающие от требований Конституции и законов. Пренебрежение требованиями Конституции и законов или их игнорирование со стороны государственных органов значительно опаснее, чем совершение конкретным человеком правонарушения.

    Формирование Комитета конституционного надзора в Республики Таджикистан как первый шаг к созданию самостоятельной ветви судебной власти – Конституционного суда – является заметным событием в осуществлении разделения властей. Впервые не только в Республике Таджикистан, но и во всех государствах – членах СНГ формируется специальный судебный орган, с законодательной и исполнительной властью, покончить с монополией на власть и стать реальной силой, противостоящей любому произволу.

    С образованием Комитета конституционного надзора в республике появилась надежда на эффективную защиту конституционных прав и свобод личности. Конституция и Закон о конституционном надзоре в Таджикистане определили одну из главных целей конституционного надзора – охрана конституционных прав и свобод личности, прав народов республики, демократических основ общества. Для достижения этой цели Комитету конституционного надзора предоставлены необходимые полномочия, реализация которых позволяет предотвратить нарушения прав и свобод граждан путем издания антиконституционных и противозаконных актов.

    Конституция содержит нормы, регулирующие правовой статус личности, закрепляет систему основных прав, свобод и обязанностей граждан и устанавливает их гарантии. Она возлагает не только на граждан, но и на государство определенную обязанность по обеспечению этих гарантий. Это элементарный порядок во взаимоотношениях государства и личности, где каждый из участников государственно-правовых отношений имеет определенные права и обязанности по отношению друг к другу.

    Вместе с тем, для того чтобы эти конституционные нормы осуществлялись, нужны определенные правозащитные механизмы. Причем они должны выступать гарантом защиты прав и интересов не только государства и личности, но и защиты самой Конституции. Конституционный порядок и конституционные ценности не существуют сами по себе, они, также нуждаются в отстаивании и защите. Они нуждаются в этом не потому, что кто-то угрожает извне, а потому, что в обществе сильны еще стереотипы, основанные на правовом нигилизме3. Хотя Конституцию призваны защищать все —органы, организации и лица, вместе с тем основная обязанность ложится на специальные правозащитные государственные органы. Таким органом и является Комитет конституционного надзора.

    Одно из важных направлений деятельности Комитета — это надзор за соблюдением конституционных норм и положений при принятии правовых актов компетентными органами и актов республиканских органов общественных объединений, не являющихся объектом прокурорского надзора. Особенно важно точное соблюдение требований конституционных норм, посвященных правовому статусу личности, правам и свободам граждан. Всякое нарушение конституционных прав и свобод граждан означает нарушение не только статуса личности, но и самой Конституции. Кроме того, многие права и свободы граждан, закрепленные в Конституции, имеют непосредственную связь с важнейшими международно-правовыми актами, такими как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), международные пакты о гражданских и политических правах (1966 г.) , об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.); Парижская хартия для новой Европы (1990 г.), Декларация прав и свобод человека (1991 г.) и др.

    Комитет Конституционного надзора должен рассматривать нарушения драв и свобод граждан не только с точки зрения их несоответствия Конституций, но и вышеназванным международным актам4. Причем, если поднадзорный акт в части нарушения прав и свобод граждан, кроме актов Верховного Совета республики, не соответствует международным актам, то с моменте принятия заключения Комитета он теряет силу. В этом заложена одна из важных правовых установок современного мира - примат международного права над внутригосударственным.

    Определение охраны конституционных прав и свобод личности как составной части института конституционного надзора и приоритетного направления деятельность Комитета конституционного надзора далеко не случайно. Провозглашение Республики Таджикистан демократическим правовым государством означает наполнение его деятельности стремлением обеспечить каждому человеку право на достойную жизнь и уважение достоинства и прав людей. В соответствии с этим любое звено политической системы Республики Таджикистан должно исходить из уважения и защиты прав личности, строги соблюдать гарантии прав и свобод граждан.

    При рассмотрении вопроса о соответствии того или иного правового акта Конституции Республики Таджикистан, если Комитет обнаружит, что данным актом нарушаются права и свободы человека, он в предусмотренном законом порядке должен реагировать на это. Так, в соответствии с частью третьей ст. 20 Закона в конституционном надзоре принятие заключения Комитета, в котором констатируется, что каким-либо нормативным актом или его отдельными положениями нарушаются основные права и свободы человека, закрепленные в Конституции и в международных, актах, участником которых является Республика Таджикистан, влечет за собой утрату силы такого акта или его отдельных положений с момента принятия заключения Комитета.

    Комитет конституционного надзора в своей практической деятельности проверяет соответствие Конституции Республики Таджикистан нормативным актам, не только регулирующим те или иные аспекты статуса государственных органов, общественных объединений и юридических лиц, но и закрепляющим права и свободы личности. Причем соответствие этих актов проверяется также в отношении важнейших международно-правовых актов, особенно в отношении уже названных Декларации и пактов о правах и свободах человека. Например, Комитет в январе 1991 г. рассмотрел вопрос о соответствии некоторых норм уголовно-процессуального законодательства Республики Таджикистан, регламентирующих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, Конституции Республики Таджикистан и международным актам о правах человека. Комитет установил, что ряд норм Уголовно-процессуального кодекса (статьи 51а, 51б, 52, 53, 54) и норм Уголовного кодекса (часть третья ст. 48, ст. 481, 49 и 50) предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего деяние, содержащие признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности. В этом случае производство по делу может быть прекращено, а к лицу, совершившему преступление, применяются меры административного взыскания или общественного воздействия. При этом лица, в отношении которых уголовные дела прекращаются по изложенным основаниям, считаются совершившими преступление.

    Между тем, правовая защита личности должна обеспечиваться неукоснительным соблюдением принципа презумпции невиновности, закрепленного в ст. 161 Конституции Республики Таджикистан, в соответствии с которой никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в соответствии с законом. Исходя из этого. Комитет принял заключение, где признал, что вышеназванные нормы УПК и УК не соответствуют Конституции Республики Таджикистан и пункту второму ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.5

    Комитет конституционного надзора республики изучил соответствие ряда норм указов Президиума Верховного Совета Республики Таджикистан от 28 августа 1986 г. "О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков", "О принудительном лечении и трудовом перевоспитании лиц, больных наркоманией" положению о лечебно-трудовых и лечебно-воспитательных профилакториях, Конституции и законам Республики Таджикистан, международным актам о правах человека. В соответствии с этими актами порядок направления лиц, подлежащих принудительному лечению в лечебно-трудовом и воспитательно-трудовом профилакториях, и процесс прохождения лечения предусматривал ряд мер, ограничивающих права и свободы этих лиц.

    Комитет, рассмотрев законность этих норм, выявил их несоответствие Конституции Республики Таджикистан, а также Международному пакту о гражданских и политических правах, в связи с чем признал нормы указов утратившими силу.6 Это заключение имело значительный положительный успех — оно было учтено при подготовке и принятии нового закона Республики Таджикистан "О принудительном лечении больных хроническим алкоголизмом или наркоманией" 27 июня 1991 г.

    Комитет конституционного надзора Республики Таджикистан изучает и рассматривает не только соответствие Конституции Республики Таджикистан норм законов и иных поднадзорных ему актов с точки зрения соблюдения социально-экономических прав и свобод личности, но заостряет внимание на соблюдении политических прав и свобод человека

    Например, предметом рассмотрения Комитета конституционного надзора Республики Таджикистан стал вопрос о соответствии решения Ленинабадского областного Совета народных депутатов от 14 апреля 1991 г. № 11 "О запросе депутатов областного Совета народных депутатов" Конституции и международным актам о правах человека. Этим решением Ленинабадский областной Совет народных депутатов в целях стабилизации экономики, улучшения обстановки в области, установления правового порядка использования земель запретил проведение митингов, забастовок, демонстраций, связанных с требованием о разделе хозяйств, кишлачных и поселковых Советов, посевных площадей, а также с экономическими, политическими и кадровыми требованиями. Согласно Конституции, гражданам республики гарантируется свобода слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, что находится в полном соответствии со Всеобщей Декларацией прав человека, международными пактами об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах. Ограничения в использовании этих прав могут предусматриваться лишь законом в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

    Закон Республики Таджикистан "Об упорядочении организации и проведения собрания, митингов, уличных шествий и демонстраций в Республики Таджикистан" не запрещает проведение таких мероприятий, устанавливая лишь необходимые ограничения. Исходя из этого, Комитет 27 августа 1991 г. признал, что решение Ленинабадского областного Совета народных депутатов, заведомо запрещающее проведение забастовок, митингов, демонстраций, противоречит Конституции и законам Республики Таджикистан, а также ст. 8 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах, ст. 21 Международного Пакта о гражданских и политических права, ст. 20 Всеобщей декларации прав человека и поэтому утрачивает силу.

    Комитет конституционного надзора республики осуществляет надзор и за соответствием Конституции Республики Таджикистан законов и подзаконных актов, регламентирующих статус общественных объединений. Так, в соответствии со ст. 2 Указа Президента от 23 августа 1991 г. "О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в правоохранительных органах и в аппарате Президента Республики Таджикистан" установлено, что деятельность организационных структур профессиональных союзов осуществляется по соглашению между администрацией и трудовым коллективом. Совет федерации профсоюзов Таджикистана обратился к Комитету конституционного надзора признать ст. 2 настоящего Указа не соответствующей Конституции и законам республики. Комитет, изучив этот вопрос, установил, что законодательством Республики Таджикистан предусмотрен нормативно-явочный порядок создания профсоюзов. Они образуются на предприятиях, в учреждениях и организациях без специальных разрешений и регистрационных действий государственных органов и осуществляют свою деятельность, в том числе по созданию организационных структур, на основании законов республики и Устава профсоюза. Согласно Конституции, указы Президента Республики Таджикистан должны приниматься на основе и во исполнение законов республики. Исходя из полноты прав профсоюзов и недопустимости ограничения прав профсоюзов подзаконными актами, Комитет признал, что ст. 2 вышеназванного указа Президента не соответствует Конституции и Законам Республики Таджикистан, а также Всеобщей декларации прав человека, международным пактам о правах человека и Декларации прав и свобод человека.

    Необходимо отметить, что в своей деятельности Комитет конституционного надзора столкнулся с проблемой незнания гражданами порядка обращения в Комитет. Дело в том, что, согласно ч. 3 ст. 10 Закона "О конституционном надзоре в Республике Таджикистан", надзорные функции Комитета не распространяются на решения, приговоры и иные акты судов, решения органов расследования, прокуратуры, государственного арбитража по гражданским, уголовным, административным, арбитражным делам. Но это вовсе не означает, что у граждан нет прав обращения в комитет. В соответствии с ч. 3 ст. 11, если граждане обнаружат расхождение между законом и иным нормативным актом и Конституцией, они доводят об этом до сведения Комитета либо органа, уполномоченного передать вопрос на рассмотрение Комитета. Между тем, в Комитет поступает много писем и заявлений по вопросам, не относящимся к его ведению. В этих случаях Комитет поступившие письма направляет по подведомственности и одновременно об этом сообщает адресату. В интересах усиления эффективности осуществления надзорных функций Комитета целесообразно, чтобы любой гражданин, обнаруживший расхождение или несоответствие Конституции и законам республики норм подзаконных актов, незамедлительно об этом сообщал Комитету.

    Почти полуторагодичная практика деятельности Комитета конституционного надзора Республики Таджикистан свидетельствует о том, что его надзорные полномочия пока осуществляются с недостаточной эффективностью. Так, в отношении законов и иных актов, принятых Верховым Советом Республики Таджикистан, заключения Комитета не решают судьбу этих актов, поскольку после рассмотрения Комитетом они представляются на рассмотрение Верховного Совета, а принятие заключения Комитета в отношении подобных актов Верховного Совета не приостанавливает их действия. Кроме того, заключение Комитета о несоответствии Конституции Республики Таджикистан акта, принятого Верховным Советом, или его отдельных положений, может быть отклонено решением Верховного Совета, принятым двумя третями голосов от общего числа народных депутатов. Решение Верховного Совета об отклонении заключения Комитета не получит в Верховном Совете Республики Таджикистан необходимого числа голосов, то акт или его отдельное положение, не соответствующее Конституции и законам республики, утрачивают силу.

    Бывают случаи, что отдельные акты Комитета еще до включения их в повестку дня сессии Верховного Совета проходят не всегда беспристрастную проверку со стороны рабочих органов Верховного Совета. Здесь нередко допускаются и отступления от требований ст. 114 Конституции и Закона о конституционном надзоре и недооценка прав Комитета. Если не преодолеть этот барьер, то в дальнейшем Комитету осуществлять свои функции и противостоять нарушениям Конституции и законов республики будет трудно.

    В настоящее время наиболее важной задачей укрепления статуса конституционного надзора, в том числе в области защиты основных прав и свобод человека, является переход от системы Комитета конституционного надзора к системе Конституционного Суда Республики Таджикистан. Чем вызвана необходимость такого шага? Прежде всего, более высокий статус Конституционного Суда позволит более полно решать вопросы, входящие в сферу его компетенции. У Конституционного Суда будет больше юридических прав и возможностей для утверждения законности, укрепления правопорядка, воспитания в гражданах уважения к Основному Закону. Как высший судебный орган и орган защиты конституционного строя Конституционный Суд будет целиком сосредоточен на рассмотрении дел о конституционности международных договоров и нормативных актов и дел о конституционности правоприменительной практики.

    Конституционный контроль, осуществляемый Конституционным Судом, станет важнейшим рычагом в реализации принципа разделения властей и усиления роли судебной власти. Именно Конституционный Суд как наиболее беспристрастный и независимый судебный орган, в отличие от Комитета конституционного надзора, способен противостоять произволу в любой форме и оставаться неуязвимым перед злоупотреблением властью, послужить укреплению конституционного строя Таджикистана утверждению начал законности в правотворчестве и правоприменении. В конечном счете, обеспечение верховенства Конституции и ее непосредственного действия на всей территории республики, как неотъемлемой черты демократического правового государства, будет способствовать созданию надлежащих условий деятельности Конституционного Суда Республики Таджикистан.

    Необходимо отметить, что в настоящее время в ряде государств-членов СНГ образованы Конституционные Суды, которые уже приступили к осуществлению своих полномочий. Недавно Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело о проверке конституционности Указа Президента России "Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР", принял весьма важное решение. Суд признал, что с точки зрения установленного в республике разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленного в Конституции разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления, этот указ не соответствует Конституции РСФСР.

    Значение настоящего постановления Конституционного Суда Российской Федерации заключается, прежде всего, в том, что оно может служить прецедентом при разрешении аналогичных дел в других государствах-членах Содружества. Ибо попытки, представляющие угрозу демократии и правам граждан, независимо от того, с какими намерениями они осуществляются, могут повториться и в другом независимом государстве.

    Следует ожидать, что у нас вскоре осознают необходимость создания Конституционного Суда, так как провозглашение Республики Таджикистан суверенным демократическим правовым государством настоятельно требует создания специального механизма охраны и защиты верховенства Конституции Республики Таджикистан. Кроме того, при правовом государстве и само государство, и граждане нуждаются в правозащитных механизмах как от произвола сверху, так и от заговоров сбоку. Следовательно, Конституционный Суд нужен как государству, так и гражданам.

ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Алексеев С. Конституция и власть. – Известия, 1990, 4 декабря; Савицкий В. Ключевой закон России. – Известия, 1991, 4 ноября.

    2 Нудель М. А. Конституционный контроль в капиталистических странах. – М. 1968; Алексеев С. С. Правовое государство – судьба социализма. – М., 1988. – С. 78-108; Буржуазная конституция на современном этапе. – М., 1983. – С. 57-67, 125-129, 159-163, 183-194.

    3Пискотин М. Конституции нужна защита. — Известия, 1991, 28 января.

    4Как известно, требование соответствия всех конституций на территории бывшей СССР и внутреннего законодательства международным нормам по правам человека содержалось в рекомендации международной организации "Эмнисти интернешнл" Советскому правительству(см.: Литературная газета, 1991.—17 апреля).

    5 Ведомостхои Шурои Олии Чумхурии Точикистон, 1991.— № 6 — С. 105.

    6 Там же. - №8. - С. 146.

    (опубликовано в журнале "Известия Академии наук Республики Таджикистан. Серия: философия и правоведение", № 2, 1992


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL