РЕЛИГИЯ

Заза ПИРАЛИШВИЛИ


Заза Пиралишвили, доктор философских наук, профессор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили (Тбилиси, Грузия)


Введение

2007 год резко отличался от 2005 и 2006 годов. Если главные события 2005-го были сконцентрированы вокруг проблем свободы вероисповедания и геокультурной аккомодации церквей, что отражалось (хотя и в более спокойной форме) на событиях 2006 года, то главным признаком 2007-го мы должны считать укрепление позиций Православной Церкви на фоне обострившейся политической ситуации, что в значительной степени отодвинуло в сторону другие события в религиозной сфере.

Фактические и статистические данные

По разным оценкам, 80—84% населения страны составляют православные. Каких-либо новых данных, указывающих на тенденцию изменения их числа, нет. Если в 1998 году, согласно опросу, проведенному Философским обществом Грузии, количество воцерковленных среди православных составляло 5,67%, то к 2006-му, согласно данным опроса, проведенного группой "Бизнес консалтинг", их количество достигло 17,5%.

Во главе Автокефальной Православной Церкви Грузии стоит Его Святейшество Католикос-патриарх всея Грузии, архиепископ Мцхета-Тбилиси Илия II. Он же руководит Священным Синодом. Церковь разделена на 33 епархии. Резиденция патриархии расположена в Тбилиси.

В Тбилиси находится Высшая духовная академия Православной Церкви Грузии, основанная в 1988 году. Кроме того, в стране функционируют средние духовные учебные заведения: семинария и училище в Кутаиси, семинария в Ахалциха, семинария в Батуми и т.д. (всего около 15).

На основе указа Патриарха и решения Священного Синода от 21 декабря 2006 года создан университет имени Андрея Первозванного, для которого выделено здание, разрабатывают и утверждают учебные планы.

С 2006 года действуют связанные с Православной Церковью канал "Иверия" грузинского телевидения и одноименное радиовещание Патриаршества.

О количестве новых церквей и духовных лиц точных статистических данных нет. По экспертным оценкам, после объявления независимости количество действующих православных церквей выросло на 350—400, духовных лиц — более чем на 1 000 (во второй половине 1970-х годов в республике было всего лишь около 50 действующих церквей).

Мусульманскую общину составляют три этнические группы: азербайджанцы, этнические грузины-мусульмане (аджарцы) и кистинцы1. Доля общины в населении страны составляет примерно 10%.

С тех пор как в 1951 году советская власть разрушила шиитскую мечеть в Тбилиси, местные шииты молятся в сунитской мечети. До 1996 года она была перегорожена занавесью, а после того, как амир-хатибом мечети был назначен шиит Али Алиев, который одновременно является полномочным представителем кавказских мусульман в Грузии, занавес сняли, и теперь мусульмане обеих общин молятся вместе. Думается, что это беспрецедентный случай, который приобретает особую важность в ситуации, когда в нескольких точках мира противостояние между суннитами и шиитами приняло характер вооруженной борьбы.

Мусульманская община страны административно подчиняется Управлению мусульман Кавказа, которым руководит Шейх-уль-Ислам Аллах-Шукюр Паша-заде. Управление имеет в Грузии своего полномочного представителя — Гази Ахунди Али Алиева.

В восточной части страны при мечети функционируют четыре больших медресе. Из них два — шиитские — финансируются религиозными организациями Ирана, а суннитские медресе — Турции. Несколько небольших медресе есть в Аджарии. При мечети Тбилиси функционирует женское медресе. Медресе есть также в Марнеули, Кесало, Гардабани.

Третью по величине религиозную группу (примерно 3,9% населения) представляет Армянская Апостольская Церковь. Ее возглавляет епископ Вазген Мирзаханян. Кафедральный собор расположен в Тбилиси. Всего в Грузии насчитывается 21 церковь армянской религиозной общины. Армянская Апостольская Церковь имеет духовную семинарию в Шулавери и несколько воскресных школ.

В стране проживают 35—40 тыс. католиков, в основном этнические грузины или ассирийцы. В последние годы среди грузинской интеллигенции наблюдается тенденция (хотя и слабая) перехода в католичество. Однако в католической части населении Западной Грузии, особенно среди молодежи, в последнее время заметна обратная тенденция, то есть переход в православие. Это в основном связано с усилением религиозного национализма, поскольку православие было и остается одним из определяющих факторов национально-культурной идентичности.

Апостольская Администрация латинского чина Закавказья была создана в декабре 1993 года. Вначале обязанности Апостольского администратора выполнял тогдашний нунций, монсеньор Жан-Поль Гобель. В 1996 году функции разделились, и Апостольским администратором был назначен падре Джузеппе Пазото. В 2000 году он был рукоположен в епископы.

Со дня своего учреждения Апостольская администрация охватывает католиков латинского чина Грузии, Армении и Азербайджана, впоследствии к ним добавились католики ассирийско-халдейского чина. Апостольская Администрация вошла в конгрегацию церквей Востока. В жизни католиков страны особенным был 1999 год, когда в ноябре Грузию посетил Папа Рримский Иоанн Павел II.

В Тбилиси действуют две католические церкви, а в Западной Грузии, где в основном проживают католики, четыре. Новые церкви строят в Кутаиси и Батуми. В Тбилиси с 2002 года функционирует Католический институт теологии, философии, культуры и истории имени Сулхан-Саба Орбелиани, целью которого является подготовка христианских теологов.

В стране живут около 18 тыс. курдов-езидов. Количество православных этнических греков до достижения независимости Грузии превышало 100 тыс. Эмиграция сократила их число до 12—15 тыс. чел.

Во главе Евангелическо-баптистской церкви стоит президент-епископ Малхаз Сонгулашвили. Количество ее последователей не превышает 8—9 тыс. чел., а по самооценке — примерно 17 тыс. Центральная церковь расположена в Тбилиси. В разных уголках страны действуют несколько часовен. Сами баптисты заявляют, что по всей Грузии у них до 60 центров. Баптистская церковь в 1993 году открыла свою семинарию.

После достижения независимости в стране активизировались протестантская и другие нетрадиционные конфессии. По самооценке "Свидетелей Иеговы", у них до 15 тыс. последователей, что, по всей вероятности, весьма преувеличено. По разным оценкам, их численность идет к убыванию. Количество пятидесятников составляет примерно 9—10 тыс. чел.

Число последователей иудаизма после нескольких волн миграции сократилось до 10 тыс. чел. В столице и регионах действуют синагоги и религиозные школы. При Тбилисской синагоге функционирует и школа.

Лютеранами являются в основном представители немецкой общины. Их меньше тысячи. Количество адвентистов Седьмого дня составляет 350—400 чел. Суммарное количество представителей всех других религиозных групп не превышает 34—35 тыс.

Преобладание приверженцев православия определяет характер религиозной жизни страны. Во всех известных нам опросах Православной Церкви бессменно доверяют 80—83% населения. Поэтому внимание зарубежных экспертов часто привлекает та роль, которую она играет в жизни страны2. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в 1997 году в Грузии Институтом Арнольда Бергштрассера (Германия) и Кавказским институтом мира, демократии и развития, 65% респондентов, в том числе 70% студентов, согласились с мнением, что "вера и религиозные ценности должны определять все аспекты жизни общества и государства".

Для сравнения приведем следующие данные. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в Литве в конце 2007 года сотрудниками Бюро борьбы с коррупцией, церкви доверяет 54,1% респондентов3. По результатам опроса общественного мнения, проведенного в августе 2007 года ВЦИОМ в России, 55% респондентов считают, что будущий президент России должен отдавать предпочтение Православной Церкви и проявлять особую заботу о ней. В Москве и Петербурге количество таковых оказалось меньше. Согласно тому же опросу, принцип разделения государства и церкви в этих двух городах поддерживают 43% опрошенных, в других населенных пунктах — 32—34%4.

Деятельность официальных религиозных лидеров

Год не выделялся особой активностью лидеров религиозных меньшинств. В противовес этому, вместе с обострением осенью политической обстановки, в общественной и политической жизни страны значительно выросла роль Католикоса-патриарха Православной Церкви Грузии Илии II. Это чувствовалось как до ноябрьского кризиса, так и после него. Этому способствовало и то обстоятельство, что в 2007 году отмечалась 30-я годовщина интронизации Илии II.

В среде политической оппозиции в течение последних лет сформировалось мнение, что форма президентского правления зашла в тупик и необходимо переходить на парламентское правление. 7 октября Патриарх выдвинул идею конституционной монархии, которую поддержала значительная часть оппозиционных политических партий.

После проведенного оппозицией многочисленного митинга протеста (2 ноября) и его разгона властями (7 ноября) Грузинская Православная Церковь оказалась единственной структурой, которая могла способствовать общественному консенсусу. Диалог между политическими силами начался именно благодаря усилиям Патриарха. Политические события превратили его и всю церковь в объекты международного внимания.

15 октября президент США Джордж Буш (насколько нам известно, впервые) письменно поздравил Илию II с 30-й годовщиной интронизации. В этом письме он особо отмечает авторитет Патриарха в стране. Примечателен не только сам этот факт, но и ответ Патриарха президенту США. В частности, он особо подчеркивает значение того содействия, которое оказывают Соединенные Штаты Америки грузинскому государству. На фоне обвинения церкви в пророссийских симпатиях подобная переписка говорила о многом.

2 декабря 2007 года Католикос-патриарх встретился с представителями аккредитованного в Грузии дипломатического корпуса. Послы поздравили Патриарха с 30-й годовщиной интронизации и подчеркнули его роль в современном грузинском обществе.

Уровень обеспечения свободы вероисповедания

В конце июля омбудсмен Грузии распространил заявление, в котором отмечалось уменьшение религиозного насилия в стране. В заявлении конкретно сказано, что ушло в прошлое время, когда религиозные экстремисты безнаказанно избивали и оскорбляли представителей религиозных меньшинств, громили их молитвенные дома, офисы, уничтожали имущество. Правоохранительные органы Грузии добились значительных успехов в деле защиты конфессиональных свобод. Задержаны и осуждены несколько погромщиков. Далее омбудсмен отметил, что, невзирая на эти успехи, все еще имеют место факты безнаказанного насилия именно со стороны работников правоохранительных органов. В качестве примера он привел случай оскорбления в городе Зугдиди сотрудником местного департамента МВД членов религиозной организации "Свидетели Иеговы".

Интересно, что и сами представители религиозных меньшинств отмечают уменьшение религиозного насилия и улучшение положения, однако, по их признанию, существует много психологических, но главное, правовых проблем, которые необходимо решить в ближайшее время. В январе интернет-издание "RELIGION.Ge" провело опрос на эту тему среди представителей разных религиозных организаций. Его результаты показали, что основная проблема, которую ставят религиозные меньшинства, связана с правовыми основами их деятельности.

По Конституции страны, государство признает особую роль Православной Церкви в истории Грузии, но при этом объявляет полную свободу веры и вероисповедания, независимость церкви от государства (ст. 9). Во второй половине 1990-х годов возникает идея относительно особого соглашения между государством и Православной Церковью. В конечном счете в марте 2001 года в Основной закон были внесены соответствующие изменения и дополнения, а Конституционное соглашение было подписано 14 октября 2002 года. 17 октября того же года его утвердил Священный Синод, а 22 октября — парламент Грузии. Согласно этому документу, церковь представляет собой исторически сформировавшийся субъект публичного права.

Подобный юридический статус во многом превосходит статус, который имеют другие религиозные организации. С правовой точки зрения, они могут регистрироваться только субъектами частного права. Законодательство страны не знает такого юридического статуса, как религиозное объединение, что создает для многих религиозных групп неприемлемую ситуацию.

Установлению нормального правового положения мешают два основных фактора. С одной стороны, это позиция значительной части иерархов Православной Церкви, которые считают, что Грузия — ее каноническая территория и ни одна другая конфессия не имеет права евангелизации на этой территории.

Подобному радикализму, к сожалению, весьма часто противостоит, по нашему мнению, не уступающая ему в радикализме точка зрения, согласно которой Конституционное соглашение поставило религиозные организации в неравные условия и необходимо заключить с ними аналогичные соглашения.

В условиях, когда в стране действуют десятки религиозных организаций, где количество членов порой не превышает 10 чел., трудно себе представить повторение ситуации, связанной с Православной Церковью.

Наверное, именно эти крайности мешают регулировать законодательство относительно религиозной сферы с учетом опыта государств Европы (Австрия, Англия, страны Балтии и т.д.): ранжирование религиозных организаций по культурной традиции страны, численности, давности существования и другим признакам.

Если раньше попыткам правозащитных неправительственных организаций защитить и обеспечить права религиозных меньшинств противостояли преимущественно маргинальные политические и религиозные круги, то в 2007 году известные и влиятельные представители интеллигенции страны обвинили власть и ассоциированные с ней НПО в попытке разрушить Православную Церковь. Главное содержание этих обвинений заключалось в том, что реальным предметом государственного гонения в Грузии является именно она (Православная Церковь), а не религиозные меньшинства, против которых ведут борьбу лишь отдельные радикалы. В качестве же аргументов приводили факты закрытия церковных школ, разрушения церквей и многочисленные публикации ассоциированных с властями неправительственных организаций о нежелательной роли церкви в деле утверждения в стране либеральных и демократических ценностей. Защитники интересов Православной Церкви провели в Тбилиси несколько мероприятий. Так, на одном из центральных мостов столицы 21 июня состоялась многочисленная акция протеста, организатором которой выступил Союз православных родителей. Митингующие несли плакаты, содержание которых сводилось к осуждению проводимой Министерством образования и науки реформы и насаждения в подрастающем поколении культа насилия и вседозволенности в нравственной сфере5. Запланированная реформа образования ущемляет права большинства, запрещает не только изучение, но и символику православия в школах. В то же время широко открываются двери для пропаганды разврата: по инициативе Министерства в школах распространяется "Азбука любви", обучающая детей 5—8 лет основам секса и проповедующая, что необязательно создавать семью, детей можно иметь и без семьи; а для детей постарше подготовлены книги, пропагандирующие гомосексуализм. Кроме того, в школах распространяются буклеты, в которых содержатся призывы к подросткам обзавестись сексуальным партнером.

Члены НПО "Картули азри" (Грузинское мнение) провели акцию протеста перед зданием Министерства образования и науки Грузии. Ее участники выступали против закрытия школ при Грузинской Православной Церкви, что было осуществлено в результате оптимизации, согласно которой в одном здании может располагаться лишь одна школа, в то время как религиозные школы располагались в помещениях других учебных заведений. Грузинское патриаршество обратилось к Министерству с просьбой выделить одно здание для религиозных школ. Ответа пока не последовало. По заявлению председателя НПО "Грузинское мнение" Зазы Габуния, Министерство образования и науки нарушает Конкордат от 2002 года, согласно которому государство должно оказывать содействие функционированию религиозных учебных заведений6.

В результате вмешательства властных структур в октябре было остановлено возведение церкви на Перийской горе в Аджарии, так как, по официальной версии, не было выдано разрешения на строительство. Оппозиция обвинила депутата парламента Грузии Гигу Бокериа (члена команды президента) в том, что он отдал приказ разрушить строящуюся церковь.

Толерантность и межрелигиозный диалог

Год был относительно спокойным и в плане религиозных конфликтов. 23 января в Тбилиси, в армянском кафедральном соборе Сурб Геворк (св. Георгия), состоялась экуменическая молитва за единство всех христиан с участием представителей всех христианских конфессий. В этой молитве, которую проводят ежегодно в церквах разных христианских конфессий, приняли участие представители Армянской Апостольской Церкви, Католической, Евангелическо-баптистской и Евангелическо-лютеранской церквей. Кроме того, были приглашены представители аккредитованных в стране дипломатических миссий, госструктур и НПО.

Среди других событий года следует отметить истории, связанные с монастырским комплексом "Давид гареджи" и с церковью св. Георгия в Курмухи (в Азербайджане). В первом случае из-за пограничных проблем часть монастыря оказалась на территории Азербайджана, в результате чего молящиеся потеряли возможность свободно посещать эту часть комплекса, а во втором случае — местное руководство объявило храм музеем и разрешило местному грузинскому населению свободный вход в него только в дни церковных праздников.

В общем часто указывается на мирное сосуществование православных и мусульман. Здесь важную роль играют традиционные формы их сосуществования, выработанные за долгую историческую практику совместного проживания. Появление в ряде мусульманских регионов страны последователей ваххабизма, несмотря на ожидания некоторых экспертов, не изменило общий характер отношений.

20 ноября Илия II написал главе Управления мусульман Кавказа Шейх-уль-Исламу Аллах-Шукюру Паше-заде письмо, в котором просил его восстановить богослужение в грузинской церкви в Саингилоб на территории Азербайджана. Он также обратился к Чрезвычайному и Полномочному послу Азербайджанской Республики в Грузии господину Намику Алиеву с просьбой оказать содействие паломникам в их прибытии в церковь Курмухи. Проблемы остаются по сей день, хотя дружеские отношения между Грузинским и Азербайджанским государствами и обществами являются достаточной гарантией для их решения.

Влияние зарубежных религиозных центров и иностранных государств

Из иностранных религиозных центров самые интенсивные отношения (но в то же время амбивалентные) у Грузинской Церкви сложились с Московским Православным Патриаршеством.

Напомним, что Русская Церковь отказывается признавать ведущую роль в православном мире Всемирного Патриаршества Константинополя и считает себя наследницей Византии. С этим связана идея русского православного глобализма, в последние годы взявшего на себя роль ведущей национальной идеи России. Хотя в Грузинской Православной Церкви сторонники русского православного глобалистического проекта не имеют особой силы, но многие из них разделяют разработанную в Русской Православной Церкви тезу о том, что так называемый "мондиализм" является целенаправленным злом против православной веры. Из-за активности духовных лиц, несущих такую идеологию, оппоненты часто обвиняют Грузинскую Православную Церковь в пророссийской ориентации.

Возымела свои результаты и подозрительная позиция Русской Православной Церкви по отношению к сепаратистским регионам Грузии. После войны 1991—1993 годов Цхум-Абхазская епархия Грузинской Православной Церкви оказалась отрезанной. В данный момент делами Абхазской Православной Церкви управляет Временный епархиальный совет, который не признает юрисдикцию Грузинской Православной Церкви. Она же, со своей стороны, не признает каноничность Абхазской Православной Церкви. Несмотря на попытки руководителя епархиального совета Виссариона Аплия, абхазские церкви и паства не смогли войти в юрисдикцию Московского патриаршества, хотя один результат все-таки был достигнут: Зарубежная Русская Православная Церковь рассматривает Абхазскую Церковь под своей юрисдикцией, хотя этот факт не оформлен канонически. После того как в октябре 2007 года был принят "Акт о канонических отношениях", согласно которому Зарубежная Русская Православная Церковь является частью Российской Православной Церкви, эта ситуация уже часто воспринимается как вторжение Московского патриаршества на каноническую территорию Грузинской Церкви.

В феврале состоялся визит Католикоса-патриарха в Москву, а вскоре последовал визит в Москву Виссариона Аплия, которому иерархи Русской Церкви устроили пышный прием. В Грузии этот факт получил резко негативную оценку.

На таких же двойных стандартах строится отношение многих представителей Русской Православной Церкви к церкви сепаратистского региона Самачабло.

В результате всего сказанного выше главным моментом мероприятий в связи с 30-летием интронизации Католикоса-патриарха Грузии стал визит Всемирного патриарха Варфоломея I. Он был приглашен в Национальную академию наук Грузии, где ему было присвоено звание почетного иностранного члена.

Основные выводы и тенденции

Главным признаком религиозной жизни страны в 2007 году следует считать укрепление Православной Церкви. В этом отношении Грузия не является исключением. Подобные процессы наблюдаются в других государствах бывшего социалистического блока, большинство населения которых исповедует православие, — в России и Сербии.

Причину такого развития процессов, видимо, нужно искать в следующих обстоятельствах:

— как утверждают многие исследователи7, в 1990-х годах во многих странах мира усиливается религиозный национализм, и Грузия не осталась в стороне от этих процессов;

— в 1990-х годах в грузинском обществе, оказавшемся в новых исторических обстоятельствах, наблюдается серьезный адаптационный кризис и культурный шок. Православная Церковь в этой ситуации оказалась единственной институцией, обеспечивающей историческую и культурную наследственность;

— политическая группа, пришедшая к власти в результате "революции роз", и приближенные к ней НПО предприняли грубую попытку ослабить влияние церкви на общество, что вызвало у рядовых граждан чувство протеста и страх потери культурной идентичности;

— попытки политических партий использовать авторитет церкви в своих интересах, присваивая ей роль арбитра не только при рассмотрении проблем общества, но и при оценке конкретных политических ситуаций. Православное патриаршество несколько раз было вынуждено заявить, что это было недо­пустимо.

Сегодня четко выражена тенденция политизации Православной Церкви и использование ее авторитета определенными силами в своих политических целях. Скорее всего, эта тенденция сохранится. Что же касается защиты прав религиозных меньшинств, то появляются признаки того, что Православная Церковь попытается взять на себя инициативу на этом направлении. Думается, эта тенденция также будет сохранена.


1 Потомки чеченцев и ингушей, переселившихся в 1830-х и 1870-х годах в Панкисское ущелье в верховьях реки Алазани на северо-востоке Грузии. Численность кистинцев — 7,1 тыс. чел. (2002). к тексту
2 Об этом подробнее см.: Маркедонов С. Грузия как православная утопия // Prognosis, 22 июня 2006. к тексту
3 См.: Благовест-Инфо, 16 января 2008. к тексту
4 См.: Мир религий, 17 января 2008. к тексту
5 См.: Мир религий, 21 июня 2007. к тексту
6 См.: Благовест-Инфо, 16 июля 2007. к тексту
7 Об этом подробнее см.: Juergensmeyer M. The New Cold War? Religious Nationalism Confronts the Secular State. University of California Press, 1993. P. 178. к тексту

 


Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL